Андрей Белый. КОРОЛЕВНА И РЫЦАРИ. Сказки




Он нашел Тебя, Королевна!
Он расслышал светлую
Весть!..

А.Белый



ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ


           Этот цикл стихов за исключением стихотворения, посвященного Карлу Бауэру, написан давно. Он является для меня переходом от мрачного отчаянья "Урны" к сознательности "Звезды". Пробуждающемуся от бессознательности могилы к живой жизни эта жизнь звучит сказкою. И от того стихи цикла суть сказки о прошлом.
           Свет, освещающий прошлое, т. е. 1905-1908 гг., был денницею будущих лет (1912 1915), ставших прошлым.
              Стихотворения написаны в периоде от 1909 до 1915 года.

              Андрей Белый.




ПЕРЕД СТАРОЙ КАРТИНОЙ


Кресла,
Чехлы,
Пьянино....
Все незнакомо мне!..
Та же
Висит
Картина –
На глухой, теневой стене...

Ожила: –
И с прежним
Приветом,
Закурчавясь у ног, –
Пеной,
Кипеньем,
Светом
Хлынул бурный поток.

Из
Раздвинутых
Рамок
Грустно звали – "проснись!" –
Утес,
Забытый
Замок,
Лес, берега и высь.

Просыпался:
Века
Вставали...
Рыцарь, в стальной броне, –
Из безвестных,
Безвестных
Далей
Я летел на косматом коне.

В облаке
Пыли
Бились
Плаща моего края...
Тускло
Мне
Открылись
С башни два огня.

Кричал,
Простирая
Объятья:
"Я вернулся из дальних стран!
Омойте
Мне, –
О братья! –
Язвы старых ран!

Примите
В приют
Укромный!.."
Но упало сердце мое,
Как с башни
Рыцарь
Темный
На меня направил копье.

Уставился
Остро,
Грозно
Злой клювовидный шлем...
Сказал,
Насмехаясь:
"Поздно!..
Путник – куда, зачем?

Мы – умерли,
Мы –
Поверья:
Нас кроют столетий рвы".
Пошел...
(Закачались
Перья
Вкруг его стальной головы).

Глухо
Упали
Ворота...
Угасал – и угас чертог...
Изредка
Плакал
Кто-то
С каменной башни в рог, –

Да порой
Осыпали
Светом
Голубые взрывы зарниц, –
Острие
На копье
Воздетом, –
Бастион, черепицу, шпиц; –

Да порой
Говорила
Уныло
С прежним – с прошлым: вода…
Все это –
Было,
Было!
Будет –
Всегда,
Всегда!

А
Из
Темных
Бездомных
Далей
На
Косматых,
Черных
Конях –
Рыцари
К замку скакали – в густых,
Густых
Тенях!..

Ночь играла над их головами –
Переливчивым
Блеском
Звезд...
Грохоча
Над сырыми
Рвами, –
Опустился подъемный мост.


 Я вернулся: –
        – Кресла,
        Пьянино –
Все незнакомо мне!
Обернулся: –
        – Висит
        Картина
На глухой, теневой стене.

        Из
        Раздвинутых
        Рамок –
Опять
Позвали:
"Вернись!" –
        – Утес,
        Забытый
        Замок –

Лес,
Берега –
        – И высь!..

1910
Москва



ШУТ


БАЛЛАДА


1

Есть край, где старый
Замок
В пучину бьющих
Вод
Зубцами серых
Башен
Глядит – который
Год!

Его сжигает
Солнце;
Его дожди
Секут...
Есть королевна
В замке
И есть горбатый
Шут!

Докучно
Вырастая
На выступе
Седом, –
Прищелкивает
Звонко
Трескучим
Бубенцом.

Струею красной
В ветер
Атласный плащ
Летит: –
На каменных
Отвесах
Подолгу шут
Сидит;

И долго, долго
Смотрит
На запад
Огневой;
В вечерние
Туманы
Колпак подкинет
Свой.

Из каменных
Пробоин
Взлетает стая
Сов,
Когда несется
С башни
Трубы далекий
Рёв.


2

В тяжелый, знойный полдень,
Таясь
В тени
Аркад, –
Выходит королевна
Послушать
Треск
Цикад.

Из
Блещущих
Травинок,
Из росянистых пней, –
Небесною коронкой
Цветок
Смеется
Ей.

Едва
Она
Сломала
Высокий стебелек, –
"О,
Королевна,
Вспомни", –
Пролепетал цветок;

Едва
Она
Сломала
Высокий стебелек, –
Кипучею струею
Ей в очи
Брызнул
Сок.

Блестя, запели воды –
Окрестность,
Луг,
Цветы...
Запел
Старинный
Ветер:
"О, вспомни, вспомни ты!"

Прошел родимый замок,
Как облако над ней: –
          Зубами
     Старых
Башен
Растаял
     В бездне
           Дней...


3

За порослью лиловою грозился
               Старый
                Шут:
Над ней, как адский
                Пламень,
        Мелькнул
    Его
Лоскут...

На солнечные травы
Упала тень горбом: –
            – И
        Теневые
    Руки –
Качались
    Над
        Цветком!..

Беззвучно колыхалась
Хохочущая
Грудь;
Бубенчики
Запели:
    "Забудь,
        3абудь,
            3а6удь!"
 
На башенных оконцах
            Блеснули
        Огоньки;
            Как змеи,
Шелестели
            В тяжелый
        Зной
            Листки.
 
Горбатый,
Серый
Замок
Над лугом в белый день
Крылом – нетопыриным
Развеял
Злую
Тень.

Очнулась королевна:
Всему –
    – Конец,
    Конец!..
        Разбейся же, –
                – О, сердце! –
Трескучий
Бубенец...

Ты, –
    – Одуванчик –
            Счастье:
        Пушинкой облетай!
Пошла,
        Роняя
                Слезы,
            На белый горностай.

Отмахиваясь веткой
От блещущих стрекоз, –
За ней
Седой
Насмешник –
        Тяжелый
        Шлейф
        Понес.

Качались
Стебелечки
Пленительных
Вербен
        Между атласных,
        Черных,
Обтянутых
        Колен.


4

Поток
Рыдает
Пеной,
        Клокочет
        Бездной
        Дней...
В решетчатые окна
Влетает сноп огней.

Расплачется в воротах
Заржавленный засов:
        Пернатый,
        Ясный
        Рыцарь
Летит
Из тьмы
Веков.

Конем
Кидаясь
В солнце
Над пенистым ручьем, –
Гремит трубою в ветер,
        Блистает
        В даль
        Копьем.

        Дрожащий
        Луч
        Играет,
Упав из-за плеча,
Голубоватой сталью
        На
        Острие
        Меча.

И
Бросило
Забрало
Литое серебро
        Косматым
        Белым
        Дымом
Летящее перо.


И
Плещется попона
За
Гривистым конем –
            – Малиновым,
            Тяжелым,
            Протянутым
            Крылом.


5

Есть край,
Где старый
Замок
В пучину
Бьющих
Вод
Зубами
Серых
Башен
Глядит –
Который
Год!

Его сжигает
Солнце,
Его дожди
Секут...
Есть
Королевна
В замке
И есть
Горбатый
Шут.

С вершины мшистой
Башни
Гремит в закат
Труба, –
И над мостом
Чугунным
Мелькает тень
Горба:

То за стеной зубчатой
Докучный бег
Минут
Трещоткой деревянной
Отсчитывает
Шут.

О, королевна, близко
Спасение твое:
В чугунные ворота
Ударилось копье!

1911
Боголюбы



***


И опять, и опять, и опять –
Пламенея, гудят небеса...
        И опять,
        И опять
        И опять –
Меченосцев седых голоса.

Над Громадой лесов, городов,
Над провалами облачных гряд –
        – Из веков,
        Из веков,
        Из веков –
Полетел меднобронный отряд.

Выпадают громами из дней...
Разрывается где-то труба:
        На коней,
        На коней
        На коней!
Разбивают мечами гроба.

Из расколотых старых гробов
Пролетает сквозною струей –
        Мертвецов,
        Мертвецов,
        Мертвецов –
Воскресающий, радостный рой!

Боголюбы
1911 г



ГОЛОС ПРОШЛОГО


1

В веках я спал... Но я ждал, о Невеста, –
Север моя!
        Я встал
        Из подземных
        Зал:

        Спасти –
        Тебя,
        Тебя!

Мы рыцари дальних стран: я – рог,
Гудящий из тьмы...
        В сырой,
        В дождевой
        Туман –

Несемся
        На север –
        Мы.

На крутые груди коней кидается
Чахлый куст…

        Как ливень,
        Потоки
        Дней, –

        Как буря,
        Глаголы
        Уст!

Плащ – семицветием звезд слетает
В туман: с плеча...

        Тяжелый,
        Червонный
        Крест –

 Рукоять
        Моего
        Меча.

Его в пустые края вознесла
Стальная рука.

        Секли
        Мечей
        Лезвия –
        Не ветер:
        Года,
        Века!


2

Тебя
С востока
Мы –

Идем
Встречать
В туман:

Верю, – блеснешь из тьмы, рыцарь
Далеких стран:

Слышу
Топот
Коней...

Зарей
Багрянеет
Куст...

Слетает из бледных дней призыв
Гремящих уст.

Тяжел
Железный
Крест...

Тяжела
Рукоять
Меча...

В туман окрестных мест дымись,
Моя свеча!

Верю, –
В года,
В века, –

В пустые
Эти
Края

Твоя стальная рука несет
Удар копья.

1911 г.
Боголюбы



БЛИЗКОЙ


Мне цветы и травы влюбленные
Нашептали не сказку – быль.

А. Блок.


1

В окнах месяц млечный.
Дышит тенями ниш.
Однообразно, извечно –
            – Шепчет
            Темная
            Тишь.

Золотая свеча дымится
В глухую мглу.
Королевне не спится: –
            – Королевна
            Берет
            Иглу.

Много в лесу далеком,
Много погибло душ!
Рыцарь,
Разбитый
Роком, –
Канул в лесную глушь...

Плачут в соснах совы
(Поняла роковую весть) –
Плачут –
В соснах –
Совы:
"Было, будет, есть!"

Встала (дрогнули пяльца) –
Сосчитала
Бег
Облаков –
И расслышала зов скитальца
Из суровых сосновых лесов.

Вспыхнул свет из оконца
            В звездную,
            В синюю
            В ночь, –
Кинулись: струи солнца...
Кинулись тени: прочь!


2

Глянул
Замок
С отвеса,
Рог из замка гремит:
            Грозные
            Гребни
            Леса
Утро пламенит.

Рыцарь
В рассветных
Тенях
Скачет не в сказку – в быль:
На груди, на медных коленях,
            На гребенчатом
            Шлеме –
            Пыль!..

Ждет его друг далекий
            С глубиной
            Голубою
            Глаз,
Из которой бежит на щеки
Сквозной
Слезой
Алмаз.

Он нашел тебя, королевна!
Он расслышал светлую весть!
Поет
Глубина
Напевно:
    "Будет,
        "Было
            "Есть!".

1911
Боголюбы



РОДИНА


Наскучили
Старые годы...
Измучили:
Сердце,
Скажи, им: "Исчезните, старые
Годы!"

И старые
Годы
Исчезнут.

Как тучи, невзгоды
Проплыли.
Над чащей
И чище и слаще
Тяжелый, сверкающий воздух;
И – отдыхи...

В сладкие чащи
Несутся зеленые воды.

И песня знакомого
Гнома
Несется вечерним приветом.

"Вернулись
Ко мне мои дети
Под розовый куст розмарина...
Склоняюсь над вами
Цветами
Из старых столетий"...

Ты, злая година, –
Рассейся!
В уста эти, влейся –
                – О, нектар! –

Тяжелый, сверкающий воздух
Из пьяного сладкого кубка.

Проснулись:
Вернулись!..

1909
Москва



***


Вы – зори, зори! Ясно огневые,
Как старое, кровавое вино, –
Пусть за плечами нити роковые
Столетий старых ткет веретено.

Лежу в траве на луге колосистом,
Бьется с трепетом кольцо
Из легких трав:
То змея червонным свистом
Развивается, из легких трав –
В лицо!

Обвейся, жаль!
Восторгом ядовитым
Отравлен я; мне ожерельем будь!
Мою печаль
Восторгом ядовитым
Ты осласти и – ввейся в грудь.

Ты – золотое, злое ожерелье!
Обвей меня: целуй меня –
Кусай меня,
Змея!..
О, странное веселье!
О, заря!

Москва
1909 г.



ВЕЩИЙ СОН


Струит ручей струи из бирюзы
Через луга и розовые мяты, –

В пустой провал пережитой грозы,
В осеребренные туманом скаты.

Ручей, разговорясь – разговорись!
Душа моя, развеселись: воскресни!

И вот – извечно блещущая высь!
И вот – извечно блещущие песни!

Старинный друг, освободи меня
Пылающей, пылающей судьбою.

Пылай во мне, как... языки огня
Пылай во мне: я полн судьбой – Тобою.

Прими меня: не отвергай! Я – здесь,
Друг сказочный, полузабытый, милый...

Как хорошо! И – блещущая высь!..
И – над душой невидимые силы!

Москва
1909 г.



ВЕЧЕР


На небе прордели багрянцы.
Пропели и – нежно немели;
Проглядные, ясные глянцы,
Стеклясь, зеленея, звездели.

Моргнули на туче летучей,
Текуче блеснув, бриллианты...
Попадая палицами в тучи
Где-то прогоготали гиганты...

Шипучею пеной кипели
Певучие струи: в туманы...
Лохматясь, лиловые ели
Кидались в лиловые страны.

В просторы сырых перепутий,
Ввиваясь, бежали дороги,
Где тусклые сумерки мутей
Прорезывали... рогороги.

Москва
1909 г.



КАРЛУ БАУЭРУ


Речь твоя – пророческие взрывы,
А глаза – таимые прозоры:
Синие, огромные разрывы
В синие, огромные просторы.

Мейстер Экхарт нашего столетья, –
Помню ты из Арлесгейма в Дорнах
Мимо нас в годину лихолетья
Проходил, склонясь в цветах и в тернах.

Помню: перламутровые травы,
Купол ясноглавый, величавый,
Розовые воздухи Эльзаса,
Пушечные взрывы... из Эльзаса,

Легкие, лепечущие ивы,
Темные, гребенчатые горы,
Синие, огромные разрывы
В синие, огромные просторы.

   




           Печатается по изданию: Королевна и рыцари. Сказки. (С предисловием автора). СПб., "Алконост", 1919 


           Cкачать сборник