Андрей Белый. ПОСЛЕ РАЗЛУКИ. Берлинский песенник (Сборник стихотворений)




БУДЕМ ИСКАТЬ МЕЛОДИИ


Эта маленькая тетрадь – поиски формы; и я не придаю ей никакого значения, как не придаю я значения многообразным поэтическим школам; и вместе с тем здесь – тенденция к новой школе, поскольку каждая мимолетная школа все-таки отмечает один штрих в сложном целом, именуемом поэтическим произведением; я считаю, что после символизма не было сколько-нибудь действительно новых сдвигов к грядущему стилю поэзии; акмеизм был благоразумной реакцией, временно, быть может, необходимой; в дальнейших новаторских попытках сказывалось лишь естественное разделение труда в гранении деталей стиха: появились ритмисты, появились футуристы, подчеркнувшие звук слова; появились имажинисты, подчеркнувшие образ и т. д. Ныне стих перегружен ухищрениями образа, ритма, инструментовки, но всеми школами недавнего времени пропущена одна существенная сторона стиха: м е л о д и я целого (ритм, инструментовка не имеют еще отношения к мелодии); мелодия в стихе есть господство интонационной мимики. Стих есть всегда отвлечение от песни; м е л о д и з м – вот нужная ныне и пока отсутствующая школа среди градации школ; текст музыки, песня, имеет свои правила, несовпадающие с правилами разделения стиха на строчки, строфы и, наоборот, подчиняющие образы, ритмы и звуки мелодическим, интонационным задачам; – м е л о д и з м – школа в поэзии, которая хотела бы отстранить излишние крайности и вычуры образов, звуков и ритмов, не координированных вокруг с песенной души лирики – мелодии; ритм есть господство абстрактно-музыкального начала в поэзии; и оттого-то так часто ритмисты в своих поисках ритма либо создают лишь сложные метры, либо, расшатывая классический метр, создают расхлябанный и скучный в своем однообразии стиль стиха; недавно в Москве все писали одним и тем же расхлябанным размером с аллитерационными созвучиями вместо рифм; я сказал бы, что эта новая манера уже через несколько недель стала старой, ибо то, что окрыляет стих, не есть казенный порядок в строении строк, строф, стоп, ни ставший быстро столь же казенный беспорядок их.
Только в мелодии, поставленной в центре лирического произведения, превращающей стихотворение в подлинную распеваемую песню, поставлены на свое место: образ, звукоряд, метр, ритм. Метр есть порядок стопо-, строко-, и строфоведения, устанавливаемый из механики разложения стиха на малые элементы (chronoc protoc); ритм есть целое, определяющее индивидуально каждый из элементов на места его нахождения в целом; метр – сумма; ритм – наименьшее кратное; поэтому: метр – механизм, а ритм – организм стиха; но организация зависит сама от индивидуума организации (орган в биологии рассматривается и с точки зрения цели); ритм нам дан в пересечении со смыслом; он – жест этого смысла; в чем же место пересечения? В интонационном жесте смысла; а он и есть м е л о д и я.

Мы прекрасно знаем, как меняется интонация хотя бы в знаках препинания; два представления "Н о ч ь" и "т е м н о" могут быть связаны по разному знаками: 1)"Н о ч ь. Т е м н о" (Жест спокойного рассказа). 2)"Н о ч ь... Т е м н о ..." (Отрывистый, неспокойный темп). 3)"Н о ч ь: т е м н о" (Здесь второе понятие вытекает из первого: так как ночь, то – темно) и т. д. Прослеживая жизнь знаков, мы видим индивидуализм у писателей: "т о ч к а" есть знак прозы Пушкина, "т о ч к а  с  з а п я т о й" – Толстого; "д в о е т о ч и е" мой знак; "т и р е" – знак, излюбленный модернистами. Мы еще не овладела техникой знаков, потому что мы не овладели интонационной мелодией так, как другими элементами предложения. Измените расположение красных строк в любом рассказе, и вы увидите, до чего изменится весь его стиль. Фраза Гоголя "Ч у д е н  Д н е п р  п р и  т и х о й  п о г о д е,  к о г д а  в о л ь н о  и  п л а в н о  м ч и т  с к в о з ь  л е с а  и  д о л ы  п о л н ы е  в о д ы  с в о и", если мы прислушаемся к интонации, имеет три ударения: "Ч у д е н  Д н е п р", "м ч и т" и "п о л н ы е  в о д ы"; и ясно, что "с к в о з ь  л е с а  и  д о л ы" есть представление побочное, которое интонацией должно быть отмечено; между тем, мелодических, интонационных знаков у нас нет для выражения архитектоники мелодии; фраза, приводимая мною, изобразима в интонационном рисунке:

"Чуден Днепр
При тихой погоде, –
      – Когда –
      – Вольно и плавно
Мчит –
      – Сквозь леса ж долы –
Полные воды
Свои".

      Или:

"Чуден Днепр при тихой погоде, когда  вольно и
плавно мчит –
      – Сквозь леса
  И долы –
      – Полные воды свои".

Одну и ту же страницу мы можем выразить в различных интонационных архитектониках; каждая накладывает свой отпечаток на целое. Плох тот художник прозы или стиха, который не слышит интонации голоса, складывающего ему фразу, а наша условная система знаков выражения интонации (тембр голоса, мимика, паузы, ударение) не соответствует богатству мелодии голоса; между тем: эта мелодия все властнее накладывает свою печать на творчество современных художников слова. Отсюда стремление их искать интонации в своеобразной манере начертания, передающей зрительно интонацию; музыкант имеет системы выражений (знаки пауз, andante, allegro, allegretto и т. д.), поэт вынужден все мелодические моменты своей песни (все-таки стихотворение поэту поется всегда) вкупорить в определенные разрезы словесного ряда (в строки, в строфы), в которых выражается метр, частью ритм, и в которых мелодия утрачивается; и оттого-то стихотворение не поется (а оно пелось в лучшие периоды лирики); Софокл и Эсхил были композиторами собственных творений, потому что они были мелодистами; и ритмы, и метры возникли уже внутри мелодии); и оттого-то были возможны размеры, подобные "молосу" (– – –) у греков; у вас – невозможны; "молосы" – поются; три ударных "молосса" в нашем метрико-тоническом стихосложении возможны только при длительных паузах; а уха у нас нет к интонациям. Как мне произнести "молос" (– – –), чтобы он не превратился просто в плохой усеченный трохей: да только с паузами, которые я должен – отметить через "тире".

Чтоб – в грудь – трупа
Ткнуть – свой – рог.

Иначе при нашем неразвитом мелодически ухе всякий прочтет: "Чтобвгрудьтрупа" (- о - о); и, разумеется: продуманное мелодическое задание обернется в какофонию.

Мы развили образ стиха, звук, рифму, строчку, строфу в ущерб м е л о д и и, подчиняющей эти отдельности стиха себе; и мелодия захирела в наших богатых звуками и образами стихах; и лишь в вычурах частностей стиха (в перенасыщении аллитерациями, метафорами) забывается песенное право поэта: не боятся не только сложности слов, но что главное: простоты. Простое слово из стиха изгнано; нет простых песенок; измеривается процентное отношение слов к метафорам (чем больше метафор, тем лучше); а между тем: вовсе не в метафоре и не в Эвфонии сила целого, а в песенном ладе, в мелодии песни.

Провозглашая м е л о д и з м, как необходимо нужную школу (хотя бы для уравновешивания целого, распавшегося в неравновесие пересыщенных образов и аллитераций стиха), я намеренно в предлагаемых мелодических опытах подчеркиваю право простых совсем слов быть словами поэзии, лишь бы они выражали точно мелодию; и наоборот: все старание мое направлено на выявление возможной сложности этой мелодии; мелодию я вычерчиваю, порою высвобождая ее из круга строф и строк; и потому-то все мое внимание в "п е с е н к а х" сосредоточено на архитектонике интонаций; расположение строк и строф – пусть оно будет угадано, в мелодии. Самое расположение слов подчиняется у меня интонации и паузе, которая заставляет нас выдвигать одно слово, какой-нибудь союз "И" (на котором никогда не бывает синтаксического и формально-логического ударения, и бывает мимическое, жестикуляционное); или обратно: заставляет пролетать по ряду строк единым духом, чтобы потом, вдруг задержаться на одном слове. Я вовсе не хочу спорить с акмеистами, футуристами, имажинистами о классической форме, звуке и образе, я хочу лишь выдвинуть здесь основные тезисы мелодизма:

1) Лирическое стихотворение – песня.

2) Поэт носит в себе мелодии: он – композитор.

3) В чистой лирике м е л о д и я важнее образа.

4) Неумеренное употребление посредственных элементов стиха (образа и звуковой гармонии) за счет м е л о д и и самые богатства этих элементов превращает в верное средство – убить стих.

5) Довольно метафорической перенасыщенности: поменьше имажинизма; и побольше песни, побольше простых слов, поменьше звуковых трещаний (меньше труб) – гениальные композиторы гениальны не инструментами, а мелодиями: оркестровка Бетховена проще оркестровки Штрауса.

Впереди русский стих ожидает богатство неисчерпанных мелодийных миров. И да здравствует – "м е л о д и з м!"

Андрей Белый

Берлин – Цоссен
Июнь 22 годя




ВЕСЕННЯЯ МЕЛОДИЯ

Мандолина


1

Слышу утрами –
Зовы
Я...
Вижу – огни: –
                        – Дни –
                           Бирюзовые,
                           Полные смысла...

Кругом не ям –
Березовые
Пни;
И –

      – Перламутровые пни;
         И –
             – Перламутрами
                Унизанные,
                Розовые –
                             – Крылья коромысла.


2

Свисло –
Облако – на небосклон: –
                                          – Освечены –
                                                               – Края
                                                                  Его клочков
                                                                  Огнем
                                                                  И летами

                                          – Охвачены –
                                                               – Трепещущим
                                                                  Червонцем
Так –
       – Испокон
          Веков –
                     – Увековечены: –
– Природы праздники, исполненные
  Светами
  Утраченного
  Смысла, –
                  – Как –
                             – Крылья бисерные, блещущим
                                Деньком,
                                Омолненного
                                Солнцем
                                Коромысла.


3

Внимаю: –
                 – Чутким
                    Ухом
                    Жутким
                    Мухам –

                    Я –
                       – Серебряные метры
                          Из оконца
                          Веют на меня: –
Мушинником
Блеснувшим
Изумрудом, –
                      – Духом,
                         Летом,
                         Гудом –
                                     – И –
                                            – Паутинником
                                               С серебряного пня, –
                                                           – Плеснувшим
                                                              В ветры
                                                              Светом
                                                              Волоконца.


4

Перелетающими, случайно тающими
Дуновениями, –
                          – Где-то
                             Дыша
                             В тиши, –
                                            – Обвизгивает серебряными ветрами,
                                               Как метрами,
                                               Мне –

                                                       – Ухо
                                                          Дух
                                                          И
                                                          Душу –
                                                                     – Пение...
Перелетающими, случайно тающими
Видениями
Света –
           – Пронизывает –
                                      – Тверди, суши,
                                         Зрение
                                         Души –
           – Пронизывает: –
              Сердце
                                       – Тайна –
                                                     – Вдохновения.


5

И воздуха –
                   – Перевиваемые, веющие вопросами
                      Света
                      Слов –
                                – Взвизги
                                   Ветров –
                      Пронизывают –
                                               – Березовую
                                                  Поросль слов –
                                                                           – Зовами
                                                                              Без
                                                                              Ответа!
И отдыха –
                  – Слагаемые, зреющие вопросами
                     Света
                     Слов –
                               – Взбрызги
                                  Строф –
                    Обрызгивают сердце –
                                                          – Розовую
                                                             Розу –
                                                                      – Росами!


6

Да, –
      – И –
             – Верное
                Лицемерием
                Равновесия,
Да, –
       – И –
              – Неверием
                 Верное
                 Сердце –
                              – Зреет –
                                           – Вечными
                                              Трепетами
                                              Духа...
Да, –
       – И –
              – Безвесие
                 Пуха
                 Из бледного поднебесия
                 Летами –
                               – Над встречными
                                  Лепетами
                                  Листиков –
                                                    – Веет
                                                       Светами...

Цоссен
Июнь 22 года



 ВЕЧЕР


Точно взглядами, полными смысла
Просияли, –
Мне ядом горя, –
Просияли
И тихо повисли
Облаков златокарих края...

      И взогнят безпризорные выси
      Перелетным
      Болотным глазком;
      И – зарыскают быстрые рыси
      Над болотным, –
      Над черным – леском.
     
      Где в шершавые, ржавые травы
      Исчирикался летом
      Сверчок, –
      Просвещается злой и лукавый,
      Угрожающий светом
      Зрачок.
     
      И – вспылает
      Сквозное болото;
      Проиграет
      Сквозным серебром;
      И – за тучами примется кто-то
      Перекатывать медленный гром.

      Слышу – желтые хохоты рыси.
      Подползет; и – окрысится: "Брысь!"...
      И проискрится в хмурые
      Выси
      Желточерною шкурою
      Рысь.

Цоссен
22 года



О ПОЛЯРНОМ ПОКОЕ

(говорит виолончель)


1

В хрустальные
Дали, –
           – Где –
                     – Ясным
                        Стеклярусом –
                                                – Пересияли
                        Блисталища: стаи полярные
                        Льдин –
И –
    – Где –
              – Блеснью
                 Янтарные
                 Копья
                 Заката – исжалили
                 Слепшие
                 Взоры –
                             – В печальные
                                Стали
                                Буруна –
                                             – Отчалила шхуна


2

И –
    – Парусом –
                        – Красным,
                           Как ясный рубин
И –
    – Окрепшею
        Песней –
                      – Под зорькой –
                                                – Отчалили –
                                                – В хлопья
                                                   Тумана –
                                                                 – Поморы.


3

Заводит –
               – Разрывами
                  Вод
                  Свою песнь, –
                                        – Ходит
                                           Водами, –
                                                           – Носится –
Горькое море!
                           И –
                               – Год
                                  Осиянный –
                                                     – За годами
                                                        Бросится
                                                        Там –
                                                                – Ураганами
                                                                   Менами,
                                                                   Брызгами
                                                                   Вод
                                                        Разрывными –
                                  Слетит –
                                               – В коловорот
                                                  Разливанный.



4

Ничто не изменится!..
Только –
              – Мятежится
                 Море,
                 Да тешится
                 Кит –
                         – Проливными
                            Фонтанами –
                                                 – Пенами,
                                                    Взвизгами,
                                                    Взрывами
                                                    Вод –
                                                            – В коловорот
                                                               Разливанный...


5

И над каменным
Кряжем –
               – Невнятными
                  Майями
                  Дальних
                  Печальных
                  Годин –
                  Быстро выпала
                  Ворохом
                  Белого пепла
                  Зима…
И –
    – Окрепла
       Хрустальною пряжей
       Полярная тьма.
И –
    – Осыпала –
                        – Пламенным
                           Мороком: –
                                              – Пятнами
                                              Спаянных льдин.

Москва Цоссен



КЛАДБИЩЕ


Ветров – протяжный глас, снегов –
Мятежный бег
Из отдалений...

Перекосившихся крестов
На белый снег
Синеют тени...

От нежных слез и снежных нег
Из поля веет
Вестью милой...

Лампад
Горенье в ряд
Берез –

Малиновеет
Над могилой...

Часовня бледная
Серебряной главой сметает
Иней, –

Часовня бедная
Серебряной главой – блистает
В сини...

Тяжелый дуб, как часовой
Печально внемлет
Звукам муки: –

Косматый снегами, – в суровый вой
Подъемлет
Руки...

И бросится
Его далекий стон:
Сухим
Порывом...

И носится
Оцепенело он –
Глухим Отзывом...

И только: –
                  – Вышину
                     Мутит
                     В сердитом
                     Беге
                     Вьюга...

И только: –
      – В тишину
         Звучит,
         Забытый
         В снеге, –
                        – Голос друга

1901-1922
Москва Цоссен



ПОЕТСЯ ПОД ГИТАРУ


Я –
Словами так немощно
Нем:
Изречения мои – маски...
И –
Рассказываю
Вам всем –
                  – Рассказываю
                     Сказки, –
                                   – Потому что –
Мне так суждено,
А почему –
Не понимаю; –
                        – Потому что –
Все давно ушло во тьму,
Потому что – все равно:
Не знаю, или знаю...
Потому что мне скучно – везде...
Потому что сказка – изумрудная,
Где –
Все – иное...
Потому что так хочется в брызнь
Утех;
Потому что: трудная
Жизнь
У всех –
             – С одною развязкою...
Потому что, –
                       – Наконец, –
                                           – Зачем
                                              Этот ад?
Потому что, –
                       – Один конец
                          Всем...
И во мне подымается смех
Над
Судьбою
Всех –
          – И –
                 – Над
                    Собою!..

Цоссен
1922 года



ОПЯТЬ ГИТАРА


Заманя,
Помаргивает светляками
На нас –
             – Скат...

На меня
Вздрагивают глаз –
                                Твоих –
                                            – Умерки...

И –
Тенеет: малиново-апельсинный
Закат –
В малиново-апельсинные
Сумерки...

Отуманенная, остуженная, серебряная
Вода
Под ногами, под нами –
Там...

Что-то, под-гору замирающее
В хрусте...

Там –
Под нами, под ногами –
Вниз убегающие
Года,
Поднимающие
Туманами –
Серебряные
Грусти...

"Мертвых слов не говори,
Не тверди, –
Дорогая!.."

И мигнуло –
                    – Над –
                               – Беспризорными
                                  Проблесками
                                  Зари, –

                                            – В тверди
                                               Призорочной
                                               Перегорая, –

– "Тебе одна дорога, а мне
Другая!"

Цоссен
1922 года



НЕТ


Ты, вставая, сказала, что – "нет";
И какие-то призраки мы:
Не осиливает свет –
Не осиливает: тьмы!..
     
      Солнце легкое, – красный фазан,
      Месяц матовый, – легкий опал...
      Солнце, падая, – пало: в туман;
      Месяц – в просерень матово встал.

Прошли – остывающие струи –
К теневым берегам –
Облака – золотые ладьи
Парусами вишневыми: там.

      Растворен глубиной голубой,
      Озарен лазулитами лет,
      Преклонен – пред Тобой и под Тобой...
      Но – Ты выговорила: "Нет!"

И холодный вечерний туман
Над сырыми лугами вставал.
Постигаю навсегда, что ты – обман:
Поникаю, поникаю: пал!

      Ты ушла... Между нами года –
      Проливаемая куда? –
      Проливаемая – вода:
      Не увижу – Тебя – Никогда!

Капли точат камень: пусть!
Капли падают тысячи лет...
Моя в веках перегорающая грусть –
Свет!

      Из годов – с теневых берегов –
      Восстают к голубым глубинам –
      Золотые ладьи облаков
      Парусами крылатыми – там.

Растворен глубиной голубой,
Озарен лазулитами лет.
В этом пении где-то – в кипении
В этом пении света – Видение –
Мне:
Что – с Тобой!

1901-1922
Москва, Цоссен



ПРОРОК


Завечерел туман ползущий
В вечеровую тень огней;
Тусклы оливковые кущи.
И – светит месяц из теней.

      Он, Серебристый, волей рока
      Бросает в зримый наш позор, –
      Как ясноокого пророка
      Неизъяснимо грустный взор.

В тысячелетние разгулы
Он поднимает ясный жар:
И бронзорозовые скулы,
И взора горнего загар.

      Струя исчисленного смысла,
      Как трепетание крыла
      Переливного коромысла,
      От яснорогого чела –

Взметает пепельные кучи
Неистлевающих волос,
И из-под них – на нас текучий,
Слезой сияющий вопрос;

      Переливнoй игрою линий
      Топазы сыплются из глаз;
      И расширяет блеск павлиний
      Переливной его атлас;

И в нас стремительно забьется
Наш ослепительный ответ;
И ослепительно взорвется
Из волосатой груди свет.

      И, точно взвизгнувшие диски,
      Взорвут кипящие слова.
      И волоса, как василиски,
      Взовьет горящая глава.

В переливных браслетах света
Его воздушные персты
Воспламененный знак завета
Взогнят из тихой высоты.

Цоссен
Май 22 года



 БЕССОННИЦА


Мы – безотчетные: безличною
Судьбой
Плодим
Великие вопросы;
И – безотличные – привычною
Гурьбой
Прозрачно
Носимся, как дым
От папиросы.
Невзрачно
Сложимся под пологом окна,
Над Майей месячной, над брошенною брызнью, –
Всего на миг один –
                                 – (А ночь длинна –
                                     Длинна!) –
Всего на миг один:
Сияющею жизнью.
Тень, тихий чернодум, выходит
Из угла,
Забродит
Мороком ответов;
Заводит –
Шорохи...
Мутительная мгла
Являет ворохи
Разбросанных предметов.
Из ниши смотрит шкаф: и там немой арап.
Тишайше строится насмешливою рожей...
Но время бросило свой безразличный крап.
Во всех различиях – все то же, то же, то же.
И вот – стоят они, и вот – глядят они,
Как дозирающие очи,
Мои,
Сомнением
Испорченные
Дни,
Мои
Томлением
Искорченные
Ночи...

Больница
21 года Москва



БОЛЬНИЦА


Мне видишься опять –
Язвительная, – ты...
Но – не язвительна, а холодна: забыла
Из немутительной духовной глубины
Спокойно смотришься во все, что прежде было.
Я в мороках
Томясь,
Из мороков любя,
Я – издышавшийся мне подаренным светом,
Я, удушаемый, в далекую тебя, –
Впиваюсь пристально. Ты смотришь с неприветом.
О, этот долгий
Сон:
За окнами закат.
Палата номер шесть, предметов серый ворох,
Больных бессонный стон, больничий мой халат;
И ноющая боль, и мыши юркий шорох.
Метание –
По дням,
По месяцам, годам...
Издроги холода...
Болезни, смерти, голод...
И – бьющий ужасом в тяжелой злости там
Визжащий в воздухе, дробящий кости молот...
Перемелькала
Жизнь,
Пустой, прохожий рой –
Исчезновением в небытие родное.
Исчезновение, глаза мои закрой
Рукой суровою, рукою ледяною.

Больница
Москва 21 года



ТЫ – ТЕНЬ ТЕНЕЙ


Ты – тень теней...
Тебя не назову.
Твое лицо –
Холодное и злое...

Плыву туда – за дымку дней – зову,
За дымкой дней, – нет, не Тебя: былое, –

Которое, я рву
(В который раз),
Которое, – в который
Раз восходит, –

Которое, – в который раз алмаз –
Алмаз звезды, звезды любви, низводит.

Так в листья лип,
Провиснувшие, – Свет
Дрожит, дробясь,
Как брызнувший стеклярус;

Так, – в звуколивные проливы лет
Бежит серебряным воспоминаньем: парус...

Так в молодой,
Весенний ветерок
Надуется белеющий
Барашек;

Так над водой пустилась в ветерок
Летенница растерянных букашек...

Душа, Ты – свет.
Другие – (нет и нет!) –
В стихиях лет:
Поминовенья света...

Другие – нет... Потерянный поэт,
Найди Ее, потерянную где-то.

За призраками лет –
Непризрачна межа;
На ней – душа,
Потерянная где-то...

Тебя, себя я обниму, дрожа,
В дрожаниях растерянного света.

Берлин
22 года



МАЛЕНЬКИЙ БАЛАГАН НА МАЛЕНЬКОЙ
      ПЛАНЕТЕ "ЗЕМЛЯ"

Выкрикивается в берлинскую форточку
без перерыва


Бум-бум:
  Началось!


1

Сердце – исплакалось: плакать –
Нет
Мочи!..

Сердце мое, –
Замолчи и замри: –

В золотоокие, долгие ночи,
В золото-карие
Гари
Зари...


2

Ив фиолетовых –
Там –
Расстояний –

Молний малиновых нам
Миготня...

Смотрит браслетами
Ясных
Сияний

Бор –
Красностволый – на умерки
Дня.


3

В этом
С судьбою –
                    – С тобою –
Не спорящем
Взоре, –

Светами
Полнится
Тихая даль.

Летами
Молнится
Тихое горе, –

Тысячелетием плачет: печаль.


4

Впейся в меня
Бриллиантами
Взгляда...

Под амиантовым
Небом
Сгори.

Пей
Просияние сладкого яда, –

Золотокарие
Гари
Зари.


5

Говори, говори, говори
Говори же –
                    – В года –
                                    – Где –

Перепенивается
Вода –
          – Где –
                    – Тени
                       Тишь
                       И
                       Тьма –
                    – Нет
                       Или
                       Да? –
                    – Свет
                       Или
                       Тьма?

И – ближе, ближе, ближе –
                                             – Тьма
                                                Сама!


6

В твоем вызове –
Ложь: –
            – Искажение
               Духа
               Жизни!..

Так
Взбрызни
Же
В
Очи
Водою забвения! –

Вызови –
              – Передсмертную дрожь:
Уничтожь!


7

Зачем, –
             – Ты клевещешь на духа?
Зачем, –
             Это –
                     – Уродливое
                        Искажение
                        Жизни: –
                        – Худое!
                        Угодливое
                        Лицо –
                        – Со сладострастным
                        Бесстрастием,
                        Вкладываемым
                        В –
                            – "Значит так суждено:
                                 Были
                                 Ли
                                 Или
                                 Нет?"
                                "Забыли".


8

Что ж?
Если так суждено... –


9

Все равно: –
                    – Ведь расплещешься в брызни
                       Разъявшейся
                       Ночи
                       Ты
                       Так, –
                               – Как –
                                          – Расплещется в бури
                                             Поднявшейся
                                             Пыли –
                                                        – Желтое
                                                            И
                                                            Седое –
                                                                        – Кольцо!


10

В твоем
Вызове
Хмури
Ночи –
           – И –
                  – Ложь!

Взбрызни
В очи –
           – Забвение!

Вызови ж –
Предсмертную дрожь!
Взвизгни ж,
                    Сердце
                    Мое, –
Дикий
Вырванный
Стриж:

В бездны
Звездные –
                 – Сердце –

                                 – Ты –
Крики дикие
Мчишь!


11

Да, –
       – Ты –
                – Выспренней ложью обводишь
                   Злой Круг
                   Вкруг
                   Себя, –

И –
    – Ты –
             – С искренней дрожью уходишь
                Навеки
                Злой друг
                От меня –
                               – Без –
                                         – Ответа...

И –
    – Я –
           – Никогда не увижу
              Тебя –
                       – И –
                              – Себя
                                 Ненавижу:
                                 За
                                 Это.


12

Проклятый –
                     – Проклятый – проклятый –
                                                                    – Тот диавол,
Который –
                 – В разъятой отчизне
                    Из тверди
                    Разбил
                    Наши жизни – в брызнь
                                              Смерти –
Который навеки меня отделил
От
Тебя –
         – Чтобы –
                        – Я –
                               – Ненавидел за это тебя –
И –
– Себя!


13

Чтобы –
             – Плавал
                Смежаемым взором
                Сквозь веки
                Я
                Где-то
                Средь брызгов разбившейся тверди –
                                                                               – Простором
                                                                                  И
                                                                                  Мглой, –
Чтобы –
             – Капала –
                             – Лета
                                Забвения в веки
                                Средь визгов развившейся
                                Смерти –
                                              – Простором
                                                 И
                                                 Мглой!..


14

Чтобы –
           – Плавал –
                          – Над нами –
                                            – Средь выбрызгов тверди
                              Тот диавол, –
              Который –
Навеки –
Навеки –
Навеки –

Меня
Отделил
От
Тебя

              Чтобы –
                          – Я
                             Не увидел –
Средь вывизгов развизжавшейся смерти –
                                                                       – Тебя

И –
    – Себя
       Ненавидел –
                           – За
                              Это!


I5

Все ушло –
Далеко –
              – Все – иное:
                 Не то –
О, легко мне
Легко –
           – Все – иное:
              Не то –
                        – Потому что –


16

Исплакались –
                       – Очи
И плакать 
                   – Нет мочи –
Исплакались –
                       – В ночи –
                                       – Забылось –
                                          Давно:
                                          Изменилось –
                                                                – Иное:
                                                                   Не
                                                                   То!
Потому что, –
                       – Поверь, –
                                        – Потому что –
                                                                – Я –
                                                                      – Нем
                                                                         Теперь!


17

И провеяло –
                     – В трубах
                        Тьмы
                        Смерти
                        Там –

                        В клубах
                        Тьмы
                        Пыли –

                   – "Забыли
                        Мы,
                        Друг, –
                                  – Были ли
                                     Мы,
                                     Любили ли
                                     Мы –
                                            – Друг
                                               Друга!"


18

Легко мне –
                  – И выше,
                     И выше,
                     И выше, –
                                    – Неслись
                                       Времена, –
                                       – Как летучие мыши –
                                          Летучими
                                          Тучами –
                                          – Выше и выше, и выше,
                                             И выше –
                                             Нетопыриными, дикими
                                             Криками –
                                                             – В выси!


19

Легко мне
Легко –
           – Все иное:
              Не то...
И –
   – Огромней –
                        – Огромней –
                                             – Огромней –
Расширены
Очи –
        – В –
               – Родное –
                               – В –
                                      – Пустое,
                                         Пустое
                                         Такое –
В ничто!


20

В вызове
Твоем –
Ложь!..

Взбрызни же
В очи
Забвение...

Вызови ж –
Передсметрную дрожь...

Взвизгни ж,
Сердце
Мое,
Дикий
Вырванный
Стриж, –
             – В бездны звездные,
                Сердце –
                             – Ты –
                                      – Крики дикие
                                         Мчишь!..


Бум-бум:
Кончено!



В ГОРАХ


1

Взираю: в серые туманы;
Раздираю: рубище – я...
Оборвут, как прах, – ураганы:
Разорвут – в горах: меня.

Серый туман – разметан.
Упал – там – в былом...
Ворон, ворон – вот он:
Вот он – бьет – крылом.


2

Я схватывал молча – молот;
Он взлетал – в моих руках...
Взмах – камень: расколот!
Взмах – толчея: прах!

Скрежетала – в камень твердолобый:
Молотами выколачиваемая скрижаль,
Чтобы – разорвались его твердые злобы
В золотом расколотую даль.

Камней кололись осколки...
Отовсюду приподнялись –
О, сколькие – колкие елки –
Высвистом – порывистым – в высь...

Изошел – мелколесием еловым
Красностволый, голый лес...
Я в лиловое поднебесие по гололобым
Скалам: лез!

Серый туман – разметан:
Упал – там – в былом..!
Ворон, ворон – вот он:
Вот он – бьет крылом!

Смерти серые – туманы
Уволакивали меня;
И поддакивали ураганы;
И – обманывался: я!


3

Гора: дорога – в горы,
О которых – пел – скальд...
Алтарный камень – который?
Все – голый базальт, –

Откуда с мрачным мыком
Бежал быкорогий бог.
Бросив месяц, зыком
Перегудевший в пустоты рог, –

Откуда – опрокинутые твердыни
Оборвал: в голубой провал:
Откуда – подкинутые
Занялись: в заревой коралл...

Откуда года ураганом,
Поддакивал он маня...
Смерти серые, – туманом
Обволакивали: меня...

Обмануты! С пламенных скатов
Протянуты – в ночь и в дни –
В полосатые злата закатов
Волосатые руки мои.


4

Над утесами, подкинутыми в хмури
Поднимется взверченная брызнь;
И колесами взверченной бури –
Снимется низринутая жизнь...

Вспыхивай глазами молний, – туча;
Водобоями – хладно хлынь,
Взвихривая лопасть – в кучи
Провисающих в пропасть твердынь.

Падай, медная молния, звоном:
Людоедная, – стрелами кусай!
Жги мне губы – озоном!
В гулы пропастей – кромсай, –

Чтобы мне, взъерошенному светом
И подброшенному винтом – в свет,
Прокричать опаленным светом
Перекошенным ртом: "Свет!" –

Чтобы, потухнув, под откос – с веками
Рухнуть – свинцовым мертвецом:
Дочерна сожженными руками
И – чернолиловым лицом, –

Чтобы – мыча – тупо
Из пустот – быкорогий бог –
Мог – в грудь – трупа –
Ткнуть – свой – рог...

Цоссен
22 года



"Я"

Поется с балалайкой


1

Злое поле мглой
Одето.

Злой
Туман ползет: у ног...

Где-то
В поле – без
Ответа –

Мглой
В туман – восстонет
Рог: –

        – "Где –
             Вы –
             Духи?

          – Где –
             Вы –
             Души?

          – Где –
             Ты –
             Бог!" –

                      – Лая
                         В уши,
                         Старым Богом
                         Изнемог
                         Он. –


2

Глухи –
Духи!..


3

Месяц, –
             – Злая
                Рукоять, –
В этот час –
Красный тать:

Острым рогом
Из тумана – там, на нас
Грозится
Встать.

Злое
Поле –
Не маячь: –
                  – В сердце –
                     Плач:
                     Сердце, –
                     Плачь!..


4

Око, –
         – Лопнувший пузырь –
Разрывай
В ночные шири: –

Шире,
Шире,
Шире
Ширь –
           – Око –
                      – Лопнувший пузырь!


5

В мире, охнувшем
От муки –
Разрывались,
Искрошились
Прахом
Суши:
Искажались,
Исказились
Страхом
Лики: –
           – Тише,
              Медленнее ночи
              Без дороги –
                                 – В мире, охнувшем
                                    От муки.

В ухе,
Глохнувшем
От скуки, –
Раздавались –
                      – Строги,
                         Глухи,
                         Дики
                         Крики
                         Рога –
                                 – "Души,
                                      Души,
                                      Души!"
     
                                 – "Боги,
                                      Боги,
                                      Боги!"

                                 – "Духи,
                                     Духи,
                                     Духи!" –

                     – Глуше
                        Глуше,
                        Глуше...


6

Время, –
             – Плещущие
                Воды –
                          – Унимай
                             Свои праздный скач:

Поднимай, –
                    – В пустые годы,
                       В пусто блещущие
                       Своды –
                                    – Красный тать –
                                       Рукоять:

                                       Ты –
                                       Палач!..


7

Пусть разматывают нити:
В нить событий –
Вплетено
Небытие!

Утопатывать
Нам
В ночи, –
Протопатывать
Там
Годы –
          – Суждено!

В нить
Событий –
Вплетено:
Небытие!


8

Обволакивает очи,
В ночь обматывает
Тьмой: –
             – Уволакивает в ночи,
                Приборматывает: –
                                                – "Мой!"

Бормочи, ночная прялка:
Мне тебя не превозмочь!

Ночь, –
           – Лиловая фиалка, –
                                            – Вейся
                                               Шорохом –
                                               У
                                               Ног!


9

Лейся
В ночи
Вихрем клочий
Многоногий людогон, –
                                        – Зрея
                                           В души
                                           Вея
                                           В очи: –
                                                       – Вея
                                                          Ворохом
                                                          Времен…





     Печатается по изданию: После разлуки. Берлинский песенник. (С предисловием автора). Петербург-Берлин, "Эпоха", 1922