Александр Блок. РАЗНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ. Часть первая, 1897-1899 (Сб. СТИХОТВОРЕНИЯ, НЕ ВОШЕДШИЕ В ОСНОВНОЕ СОБРАНИЕ)





* * *


Ночь на землю сошла. Мы с тобою одни.
Тихо плещется озеро, полное сна.
Сквозь деревья блестят городские огни,
В темном небе роскошная светит луна.
В сердце нашем огонь, в душах наших весна.
Где-то скрипка рыдает в ночной тишине,
Тихо плещется озеро, полное сна,
Отражаются звезды в его глубине.
Дремлет парк одинокий, луной озарен,
Льется скрипки рыдающий жалобный зов.
Воздух весь ароматом любви напоен,
Ароматом незримых волшебных цветов.
В темной бездне плывет одиноко луна.
Нам с тобой хорошо. Мы с тобою одни.
Тихо плещется озеро, полное сна.
Сквозь деревья блестят городские огни.

31 октября 1897



* * *


Рожь вокруг волновалась... и шелест стеблей
Заглушал упоительный звук их речей...
Ночь спускалась, и отблески дальних зарниц
Зажигали огонь из-под темных ресниц...
И ночной ветерок пробегал среди ржи,
По высоким колосьям и травам межи...
…………………………………………
А на высях небес, за туманной горой
Прокатился и замер удар громовой...
……………………………………….
И никто не слыхал, как, пред бурей ночной,
Прозвучал поцелуй...
                                   И с пылающих губ
Незабвенное слово слетело...

29 января 1898



* * *


Боже, как жизнь молодая ужасна,
Как упоительно дышит она,
Сколько в ней счастья и горя напрасно
Борются в страшных конвульсиях сна!
Смерти зовешь и бессильной рукою
Тщетно пытаешься жизнь перервать,
Тщетно желаешь покончить с собою,
Смерти искать, желаний искать...
Пусть же скорее мгла темной ночи
Скроет желанья, дела и разврат!
О, как горят прекрасные очи, –
Смерти не рад, жизни не рад.
Страшную жизнь забудем, подруга,
Грудь твою страстно колышет любовь,
О, успокойся в объятиях друга,
Страсть разжигает холодную кровь.
Наши уста в поцелуях сольются,
Буду дышать поцелуем твоим,
Боже, как скоро часы пронесутся...
Боже, какою я страстью томим!..

Февраль-март 1898



* * *


Ты всегда и всюду странно
Очаровываешь взоры.
Я люблю твой взгляд туманный,
Я люблю твои укоры...
Голос твой звучит порывом,
То насмешливо и звонко,
То волшебным переливом,
Будто детский смех ребенка.
А когда опустишь очи,
Близость сердца сердцем чуя,
Я готов во мраке ночи
Умереть от поцелуя...

Февраль-март 1898



ЭТЮД


Прощайте. Дайте руку Вашу...
Не нужно, нет! К чему опять
Переполнять страданьем чашу,
Страданьем сердце растравлять?..
Довольно Вашими лучами
Питались нежные мечты...
Сегодня, разлучаясь в Вами,
Я не скажу Вам больше: «Ты»!
Не плачьте! Видеть не хочу я,
Как Вы рыдаете... О чем
Вам плакать?.. Боже! не могу я,
Моя душа полна огнем!..
Ну, уходите... полно... полно...
Я плачу... Дай, к своей груди
Тебя прижму, мой враг безмолвный!!..
Вот так... Прощай!.. Теперь... иди...

Весна 1898
С.-Петербург



* * *

С. И. Левицкой


Когда-нибудь, не скоро, Вас я встречу...
Быть может, жизнь откроет звездный путь...
Простите мне... Под звуки Вашей речи
Я мог душой и сердцем отдохнуть...
Молчанье – все... К чему слова пустые?
Спрошу одно: зачем Вам жизнь дана?
Чтоб вечно мчались песни неземные,
Чтоб в каждом сердце гасла тишина...

Весна 1898
С.-Петербург



* * *


В жаркой пляске вакханалий
Позабудь свою любовь,
Пусть, не ведая печалей,
В смутном сердце плещет кровь.
Опочий с вакханкой резвой,
Пусть уснет ее тимпан,
И никто не встанет трезвый,
Пусть от страсти каждый пьян!
После удали и пляски
Ты прильнешь к ее груди,
Упоенный сладкой сказкой,
Скажешь утру: «Погоди!»
Пусть луна бросает тени
На ее младую грудь,
Обними ее колени,
Жизнь холодную забудь!
Покрывая жгучей лаской
Стан вакханки молодой,
Упивайся старой сказкой
О любви, всегда живой!

Весна 1898
С-Петербург



ПОЭМА


Старый розовый куст, колючий, пыльный, без листьев,
Грустно качал головой у подножья высокой бойницы.
Роза последняя пышно цвела вчера еще утром,
Рыцарь розу сорвал, но сорвал ее не для милой.
Листья ветер разнес и носит их по оврагу,
Лишь остались шипы, и бедные прутья со злобой
В окна бойницы ползут, но тщетно ищут добычи.
Бедный рыцарь! Он плачет горько на башне высокой,
Слезы роняет одну за другой, и катятся крупные слезы
Вдоль по старой стене на ветви страдающей розы...

Сорван цветок. Она не вернется. Сердце разбито.
Меч заржавел, (не) просится в бой на страшную сечу,
Кончено все. Счастье в могиле. В тоске безотчетной
Рыцарь плачет, и плачет бедный розовый куст.
Оба страдают. Один потерял свою розу,
Розу, алевшую в ярких лучах холодного утра...
Розу другую другой потерял; эта пышная роза
Ярко алела в лучах любви и безбрежного счастья...

Так, тоскуя, томясь, они время свое проводили,
Ночь ли спускалась, утро ль свежело, день ли в сверканьи
Радостных красок всходил, или вечер бойницу багрянил.
Замок заснул. Уснули они, в тяжелой дремоте.
Все было тихо. Лишь изредка камень срывался
С ветхой стены и, гремя, пропадал в глубоком овраге...

Раз, в прекрасное утро, когда любопытное солнце
Встало и, тихо скользя лучами по стенам высоким,
В розу ударило, – роза раскрылась: зеленых побегов
Сотни бегут по колючим ветвям все выше и выше...
Был один засохший цветок, никем не примеченный, бледный,
Он раскрылся и весь засиял, и яркая роза
Рыцарю в окна дохнула своим ароматным дыханьем...
Рыцарь спал. На бледных ланитах играла улыбка,
Сон он видел чудесный: он слышал: чудные звуки
Стройно носились вокруг, и мрак окутывал землю.
Образ чудный витал во мраке яркой звездою.
Звуки все расширялись, внезапно из тесного мира
Хлынули в душу ему, и разом в душе отозвались
Струны незримые. Тут мелодия дивная смолкла,
Образ во мраке к нему подлетел, и с горячим дыханьем
Губы коснулись ланит... и рыцарь проснулся.

Яркое утро вставало. Со свежим его ароматом
Несся другой аромат, и пышная алая роза
Тихо кивала головкой в окно сквозь ржавые прутья
Старой решетки...
                              И бедный, жалкий страдалец
К розе прильнул и раскрытый цветок целовал в упоеньи,
Полный счастья, надежды, любви и радости нежной...

Весна 1898
С-Петербург



* * *


Жизнь, как загадка, темна,
Жизнь, как могила, безмолвна,
Пусть же пробудят от сна
Страсти порывистой волны.

Страсть закипела в груди
Горе людское забыто,
Нет ничего впереди,
Прошлое дымкой закрыто.

Только тогда тишина
Царствует в сердце холодном;
Жизнь, как загадка, темна,
Жизнь, как пустыня, бесплодна.

Будем же страстью играть,
В ней утешенье от муки.
Полно, глупцы, простирать
К небу безмолвному руки.

Вашим умам не дано
Бога найти в поднебесной,
Вечно блуждать суждено
В сфере пустой и безвестной.

Если же в этой пустой
Жизни и есть наслажденья,
Это не пошлый покой,
Это любви упоенье.

Будем же страстью играть,
Пусть унесут ее волны...
Вечности вам не понять,
Жизнь, как могила, безмолвна.

22 апреля 1898



* * *


Ты дышишь жизнью! О, как я к тебе влеком...
Меня манит к тебе желанье сладострастья...
Опомнись, милая, ужели не знаком
Тебе холодный свет без ласки и участья?..
В наш век скрывать должно желания любви,
Иначе и тебя, как остальных, осудят...
Опомнись, милая, пока в твоей крови
Огонь и страсть желаний не пробудят!..
Когда-нибудь сойдемся мы с тобой...
Не скоро, может быть... Я жду того мгновенья,
Когда не бросит камня свет пустой
За каждый счастья миг в минуту наслажденья.

Май 1898
С-Петербург



* * *


Муза в уборе весны постучалась к поэту,
Сумраком ночи покрыта, шептала неясные речи;
Благоухали цветов лепестки, занесенные ветром
К ложу земного царя и посланницы неба;
С первой денницей взлетев, положила она, отлетая,
Желтую розу на темных кудрях человека:
Пусть разрушается тело – душа пролетит над пустыней,
Будешь навеки печален и юн, обрученный с богиней.

Май 1898



* * *


Печальная блеклая роза
Качала головкой своей,
И сыпались горькие слезы
Из плачущих темных очей...

О чем же, печальная роза,
Ты плачешь во мраке ночей?
О том ли, что вешние грезы
Умчались с зеленых ветвей?

Не плачь, моя блеклая роза,
Вернется назад соловей!..
Не плачь, отряхни эти слезы
С заплаканных темных очей...

Май 1898



* * *


По темному саду брожу я в тоске,
Следя за вечерней зарею,
И мыслю об ясном моем огоньке,
Что путь озарял мне порою.
Теперь он угас навсегда и во мгле
Туманной, таинственной скрылся,
Оставив лишь память о строгом челе,
Где страсти восторг притаился.
Он, помню я, светил в морозной ночи,
Средь шумного города светил...
Не знал я, несчастный, что так горячи
Объятья, – и ей не ответил...
Она, распаленная страсти огнем,
Мне сердце расплавить хотела
И жгла меня ночью, светила мне днем,
Любовным желаньем кипела!
Но· мыслью холодной я ум полонил,
И, только минутами, жарко
Я верил, я жаждал, – так страстно любил,
И страсть разгоралась так ярко!..
……………………………………
По темному саду брожу я в тоске,
Следя за вечерней зарею,
И мыслю об ясном моем огоньке,
Что путь озарял мне порою...
……………………………….

Июнь 1898
Шахматово



РОЗА И СОЛОВЕЙ


Блеклая роза печально дышала,
Солнца багровым закатом любуясь,
Двигалось солнце, – она трепетала,
В темном предчувствии страстно волнуясь.
Сумерки быстро на землю спустились,
Мрак непроглядный шел следом за ними,
Трепетно розы листы шевелились,
Страстно следя за тенями ночными.
Роза шептала: «О, милый, найдешь ли
Темною ночью любовь и подругу?
Мраком покрытый, внезапно придешь ли
К темному, полному свежести лугу?»
Лились неясные грустные звуки,
Розы ли стоны, ручья ли журчанье?
Кто это знает? Исполнена муки,
Роза увяла в своем ожиданьи...
Утро роскошно проснулось над лугом,
Милый явился на страстные звуки...
Бедная, нежная сердцем подруга
К небу простерла колючие руки...
Тихо сказала: «Прости», угасая...
Свистнул в ответ соловей беспощадный;
Куст одинокий крылом задевая,
Дальше умчался, поклонников жадный...
…………………………………………….
Видел потом я, как он, упоенный
Песнью, шептался с другими цветами:
Розы качали головкой склоненной,
С песнью коварной сливаясь мечтами...

Июнь 1898
Шахматово



* * *


Скажи мне, Лигия, в каком краю далеком
Цветешь теперь под небом голубым?
Кто пал к твоим ногам, прельщенный дивным оком?
Как пламень от костра, как синеватый дым,
Он тщетно силится прильнуть к устам пурпурным,
На поцелуй лобзаньем отвечать,
Но вверх летит и в воздухе лазурном
Уста твои не может целовать...
И ты, коварная, надменной, строгой лаской
Закралась в душу мне и там зажгла огни.
Но пламень мой покрыт холодной маской,
Уста мои молчат и холодны они...
…………………………………….

Июнь 1898
Шахматово



* * *


Долго искал я во тьме лучезарного бога...
Не было сердцу ответа, душе молодой упованья...
Тщетно вставали из мрака неясные, темные боги...
Вдруг просветлело в душе, вдалеке засверкали алмазы,
Лучшие в темных коронах творений земных и небесных,
Яркие три метеора среди безотрадной пустыни:
Яркой звездой показалась природа могучая в мраке,
Меньше, но ярче светило искусство святое;
Третья звезда небольшая загадочный свет проливала:
Женщиной люди зовут эту звезду на земле...
Этим богам поклоняюсь и верю, как только возможно
Верить, любить и молиться холодному сердцу...

Июль 1898
Трубицыно



ДУМА


Одиноко плыла по лазури луна,
Освещая тенистую даль,
И душа, непонятной тревогой полна,
Повлекла за любовью печаль.

…………………………………

Ароматная роза кивала с окна,
Освещенная полной луной,
И печально, печально смотрела она
В освежающий сумрак ночной...

На востоке проснулся алеющий день,
Но печальный и будто больной...
Одинокая, бледная, робкая тень
Промелькнула и скрылась за мной...

Я прошел под окно и, любовью горя,
Я безумные речи шептал...
Утро двигалось тихо, вставала заря,
Ветерок по деревьям порхал...

Ни призыва, ни звука, ни шепота слов
Не слыхал я в ночной тишине,
Но в тенистом окошке звучала любовь...
Или, может быть, грезилось мне?..

О, безумный! зачем ты под старым окном
Ей, безумной, шептал в тишине,
Если ночь провела она в чувстве одном,
И в твоем опустевшем окне?!..

…………………………………….

Днем мы холодно встретились... Пламень живой
Погасил этот пасмурный день...
Я не вспомнил про час одинокий ночной,
Про ее быстрокрылую тень...

27 июля 1898
Боблово



* * *


Странно: мы шли одинокой тропою,
В зелени леса терялись следы,
Шли, освещенные полной луною,
В час, порождаюший страсти мечты.

Стана ее не коснулся рукою,
Губок ее поцелуем не сжег...
Все в ней сияло такой чистотою,
Взор же был темен и дивно глубок.

Лунные искры в нем гасли, мерцали,
Очи, как будто любовью горя,
Бурною страстью зажечься желали
В час, когда гасла в тумане заря...

Странно: мы шли одинокой тропою,
В зелени леса терялся наш след;
Стана ее не коснулся рукою...
Страсть и любовь не звучали в ответ...

Лето 1898



* * *

Тоску и грусть, страданья, самый ад –
Все в красоту она преобразила.
Гамлет


Я шел во тьме к заботам и веселью,
Вверху сверкал незримый мир духов.
За думой вслед лилися трель за трелью
Напевы звонкие пернатых соловьев.
И вдруг звезда полночная упала,
И ум опять ужалила змея...
Я шел во тьме, и эхо повторяло:
«Зачем дитя Офелия моя?»

2 августа 1898
Шахматово



ИДЕАЛ И СИРИУС

Посв(ящается)


Я долго странствовал по свету,
Я все увидел, все узнал,
Но, мглой туманною одета,
Ты мимо шла, мой идеал.

Я много понял звезд лучистых,
Одна лишь тайный свет лила,
Как лунный отблеск серебристый,
Была печальна и светла.

И долго вещие зеницы
Смотрели в сумрачный туман,
Где ярко-красные зарницы
Мрачили неба океан.

Теперь я понял тайну ночи,
Нашел Тебя, мой Идеал...
Твои лишь ныне блещут очи,
Как вечно Сириус сверкал!..

7 августа 1898
Дедово



* * *


В море одна лишь волна – быстротечная.
В небе одна лишь звезда – бесконечная.
В мире одна лишь душа – вечная.

12 августа 1898



* * *


В моей душе больной и молчаливой
Сложилась песня чудная одна,
Она не блещет музыкой красивой,
Она туманна, сумрачна, бледна.
В ней нет напева, звук ее нестройный
Не может смертный голос передать,
Она полна печали беспокойной...
Ее начало трудно рассказать!..
Она одна сложилась из созвучий
Туманной юности и страждущей любви,
Ее напев чарующий, певучий
Зажег огни в бледнеющей крови.
И счастлив, и несчастен бесконечно
Тот смертный, чью она волнует кровь,
Он вечно страждет, радуется вечно,
Как человек, как гений, как любовь!..

20 августа 1898
Шахматово
Поляна в Прасолове-Эскинском



* * *

Цыгане шумною толпой
По Бессарабии кочуют...


Табор шел. Вверху сверкали звезды.
Кончил он тяжелый, трудный путь,
Кончил буйной прихоти наезды
И, усталый, жаждал отдохнуть.
Но в сердцах еще играла дико
Кровь, и темный лес гремел,
Пробужденный звоном, свистом, криком,
На веселье сумрачно глядел.
Так кончали буйные цыгане
Дикой, звонкой прихоти наезд...
В высоте, на темном океане
Меркли, гасли легионы звезд.

22 августа 1898
Шахматово



* * *


Как мучительно думать о счастьи былом,
Невозвратном, но ярком когда-то,
Что туманная вечность холодным крылом
Унесла, унесла без возврата.

Это счастье сулил мне изнеженный Лель,
Это счастье сулило мне лето.
О, обманчивый голос! певучая трель!
Ты поешь и не просишь ответа!

Я любил и люблю, не устану любить.
Я по-прежнему стану молиться.
Ты, прекрасная, можешь поэта забыть
И своей красотой веселиться.

А когда твои песни польются вдали
Беспокойной, обманчивой клятвой,
Вспомню я, как кричали тогда журавли
Над осенней темнеющей жатвой.

23 сентября 1898
С-Петербург



* * *

Посв(ящается)


Что будет в сердце, в мыслях и в уме,
Когда, любя таинственно и нежно,
Вампира ты увидишь в полутьме
С глазами, полными, как океан безбрежный?
Я видел женщину. Она бросала страсть
Глазами чудными и страшными, как пламень.
Казалось, вся земли и неба власть
Таилась в них, – а сердце было камень.
Она смеялась смехом сатаны,
И этот смех отталкивал и жалил.
Глаза сверкали, радости полны,
И каждый в них хоть часть души оставил.
О, если б броситься и жадно обнимать,
И целовать, и выпить страсть вампира,
Потом убить, на части растерзать
И части сердца трепетно слагать
К ногам на миг забытого кумира!

30 сентября 1898
С.-Петербург



* * *


Душа моя тиха. В натянутых струнах
Звучит один порыв, здоровый и прекрасный,
И льется голос мой задумчиво и страстно,
И звуки гаснут, тонут в небесах...
Один лишь есть аккорд, взлелеянный ненастьем,
Его в душе я смутно берегу
И с грустью думаю: «Ужель я не могу
Делиться с Вами Вашим счастьем?»
Вы не измучены душевною грозой,
Вам не узнать, что в мире есть несчастный,
Который жизнь отдаст за мимолетный вздох,
Которому наскучил этот Бог,
И Вы – один лишь Бог в мечтаньи ночи страстной,
Всесильный, сладостный, безмерный и живой...

19 октября 1898
С.-Петербург



* * *


Жизнь – как море она – всегда исполнена бури.
Зорко смотри, человек: буря бросает корабль.
Если спустится мрачная ночь – управляй им тревожно,
Якорь спасенья ищи – якорь спасенья найдешь...

Если же ты, человек, не видишь конца этой ночи,
Если без якоря ты в море блуждаешь глухом,
Ну, без мысли тогда бросайся в холодное море!
Пусть потонет корабль – вынесут волны тебя!

30 октября 1898
С.-Петербург



* * *


Мне сердце режет каждый звук.
О, если б кончились страданья,
О, если б я от этих мук
Ушел в страну воспоминанья!
Ничто пощады не дает,
Когда страдает дух родимый,
И пролетевший звук замрет
В душе тоскою нестерпимой...

3 ноября 1898
С.-Петербург



* * *


Без веры в Бога, без участья,
В скитаньи пошлом гибну я,
О, дай, любовь моя, мне счастья,
Спокойной веры бытия!
Какая боль, какая мука,
Мне в сердце бросили огня!
Подай спасительную руку,
Спаси от пламени меня!
О, нет! Молить Тебя не стану!
Еще, еще огня бросай,
О, растравляй живую рану
И только слез мне не давай!
Зачем нам плакать? Лучше вечно
Страдать и вечный жар любви
Нести в страданьи бесконечном,
Но с страстным трепетом в крови!

3 ноября 1898
С.-Петербург



* * *


Я и без веры живой,
Мне и надежды не надо!
Дух мой тревожный, родной
Жизнь наделила отрадой.

      Веры мне жизнь не дала,
      Бога везде я искал,
      Дума тревожно ждала,
      Разум мятежно роптал.

      Нет мне надежды нигде,
      Горе предвижу и жду:
      В чистой зеркальной воде
      Чуждого ей не найду.

О, я храню как покой
Лучшую в мире отраду...
Я и без веры живой,
Мне и надежды не надо!

4 ноября 1898
С.-Петербург



* * *


Что из того, что на груди портрет
Любовницы, давно уже забытой,
Теперь ношу; ведь в сердце мысли нет
О том, что было – и во тьме сокрыто.
И мало ль их, желающих найти
В сердцах чужих любовь и поклоненье,
По скользкому пути дерзающих идти,
Чтоб счастье брезжилось хотя одно мгновенье!
Нет, эта красота меня не привлечет;
При взгляде на нее мне вспомнится другая:
Счастливое дитя, что молодость поет,
Прекрасное дитя, – Любовь моя родная.
И разве, посмотрев на вянущий цветок,
Не вспомнится другой, живой и ароматный,
Украсивший красавицы венок
В весенний день, под небом благодатным?

10 ноября 1898
С.-Петербург



* * *


Вхожу наверх тропой кремнистой,
Смотрю вперед: там все молчит,
Лишь далеко источник чистый
О безмятежьи говорит.
Мой дух усталый вдаль несется,
Тоска в груди; смотрю назад:
В долинах сквозь каменья рвется
Грозящий белый водопад.
Не знаю, что мой дух смутило
И вниз влечет с безлюдных скал...
«Явись, явись мне, образ милый!»
В смятеньи диком я взывал...
И Ты явилась: тихой властью
В моей затеплилась груди,
И я зову к Тебе со страстью:
«Не покидай! Не уходи!»

26-27 ноября 1898
С.-Петербург



НАБРОСОК


Надо мной гроза гремела,
Ветер вкруг меня шумел,
Вся душа оледенела,
В сердце холод каменел...

Но внезапно нега счастья
Заменила рокот бурь...
Вместо шумного ненастья,
Надо мной Твоя лазурь.

27 ноября 1898
С.-Петербург



* * *

Nell'età sua più bella epiù fiorita...
Е viva... е bella аl ciel salita...
Petrarca*


Моей красавице-царице
Несу я юные стихи,
И сердца грустные страницы,
И дум неясные штрихи.
Вы – мой Кумир. Стихом и песней
Хочу Вам только передать,
Что для меня Вы всех прелестней,
И в Вас вся сердца благодать.
Как тихий Ангел к изголовью,
Склонились Вы к моим мечтам,
Но как я к Вам горю любовью,
Не в силах передать стихам.
Простите мне за гимны эти:
Мне в них поведать суждено,
Что Вас одну люблю на свете,
Что Вам одной молюсь давно.

27 ноября 1898
С-Петербург

__________
*В самом прекрасном, самом цветущем возрасте...
Живая, прекрасная взошла на небо.
Петрарка (итал.). – Ред.



* * *


Офелия в цветах, в уборе
Из майских роз и нимф речных
В кудрях, с безумием во взоре,
Внимала звукам дум своих.

Я видел: ива молодая
Томилась, в озеро клонясь,
А девушка, венки сплетая,
Все пела, плача и смеясь.

Я видел принца над потоком,
В его глазах была печаль.
В оцепенении глубоком
Он наблюдал речную сталь.

А мимо тихо проплывало
Под ветками плакучих ив
Ее девичье покрывало
В сплетеньи майских роз и нимф.

30 ноября 1898
С.-Петербург



* * *


Когда я вспоминал о прошлом, о забытом,
Меня опять влекло к утраченным годам,
Я чувствовал себя в земле давно зарытым,
В сырых досках, где воли нет мечтам.
И правда, что мне было в этом мире?
Я жил давно угасшим, прожитым
И, вздохи хладные вверяя хладной лире,
Не мог отдаться веяньям былым...
Но Ты явилась в жарком блеске лета,
Как вестник бури – дольний листьев шум,
И вновь душа любовию согрета,
И мысли черные оставили мой ум.
И я живу, пою, пока поется,
И сладко мне, как в ясной тишине...
Что, если сердце бурно оборвется?
Я не привык к безоблачной весне.

Ноябрь (?) 1898



* * *


В болезни сердца мыслю о Тебе:
Ты близ меня проходишь в сновиденьях,
Но я покорен року и судьбе,
Не смея высказать горячие моленья.
О, неужели утро жизни вешней
Когда-нибудь взойдет в душе моей?
Могу ли думать я о радости нездешней
Щедрот Твоих и благости Твоей?
Надежды нет: вокруг и ветер бурный,
И ночь, и гребни волн, и дым небесных туч
Разгонят все, и образ Твой лазурный
Затмят, как все, как яркий солнца луч...
Но, если туча с молнией и громом
Пройдет, закрыв Тебя от взора моего,
Все буду я страдать и мыслить о знакомом,
Желанном образе полудня Твоего.

11 декабря 1898
С.-Петербург



ПЕСЕНКА

Смеялась ты... Смеюся я!
(Романс)


Что, красавица, довольно ты царила,
Все цветы срывала на лугу,
Но души моей не победила,
И любить тебя я не могу!
Есть другой прекрасный образ в мире,
Не тебе теперь о нем узнать,
Буду петь, вверяясь грустной лире,
Буду сердцем о Любви рыдать...

Хочешь дружбы, дружбы не приму я,
Хочешь с жизнью вечно враждовать,
Хочешь жить, о счастии тоскуя,
Но любви моей тебе не знать!
Ну страдай, разгадывай загадку,
Ну тоскуй, красавица моя,
Пусть о том воспоминанье сладко,
Чья любовь тогда была твоя!..

12 декабря 1898
С-Петербург



* * *


Я думал, что умру сегодня к ночи,
Но, слава Богу, нет! Я жив и невредим,
Недаром надо мной Твои сияли очи,
И крылья простирал стокрылый Серафим.
Ты, Щедрая, царила в сердце знойном,
Увы, забывшем сладости весны,
И так задумчиво, задумчиво· спокойно
Навеяла безоблачные сны...
Но лучше умереть во мраке без надежды,
Чем мучиться, любя и не любя,
Пусть вечный сон сомкнет навеки вежды,
Убив мечты, страданье и Тебя!..

17-18 декабря 1898
С.-Петербург



* * *


Путник, ропщи,
Бога ищи,
Бога тебе не найти.
Долог твой путь,
Все позабудь,
Все у тебя впереди!
Молодость, прочь!
Черная ночь
Молодость скроет от глаз...
Видишь других,
Вечно больных,
Свет их погас!
Все впереди,
Смело иди,
Черная двинулась ночь...
Нет, не дойдешь,
Прежде умрешь...
Прочь, безотрадная, прочь!
О, не томи,
Сердце уйми,
Сердца страданья не множь!
Друг, негодуй,
Вечно тоскуй,
Бога в могиле найдешь!..

18 декабря 1898
С-Петербург



* * *


Писать ли Вам, что тайный пламень
Горит в душе моей опять,
И сердце, прежде хладный камень,
Способно снова обожать?
К чему слова, слова и звуки,
Безароматные цветы,
Без слез страдания и муки,
Без вдохновения мечты?
Позвольте ж мне, богиня света,
Сказать Вам то, что без конца
Таилось в сердце без ответа,
В душе сгорающей певца.
Восторгов пламенных не нужно,
Без них могу я сохранить
Души и сердца пламень южный
И счастье снова окрылить.
…………………………………
Меня судьба к Тебе приносит,
К Твоим ногам, всю жизни кровь,
И у Тебя одно лишь просит:
Хранить в себе мою любовь...

23 декабря 1898
С.-Петербург



ПАМЯТИ А. А. ФЕТА

Посв(ящается)

Выйдем тихонько бродить
в лунном сияньи...
Фет

Шепчутся тихие волны,
Шепчется берег с другим,
Месяц колышется полный,
Внемля лобзаньям ночным.

В небе, в траве и в воде
Слышно ночное шептанье,
Тихо несется везде:
«Милый, приди на свиданье...»

Декабрь (?) 1898



* * *


О, не просите скорбных песен!
К чему томиться и вздыхать?..
Взгляните: майский день чудесен,
И в сердце снова благодать.

А вам томиться – тратить время,
Живите, если жизнь дана,
И песни скорби – только бремя,
Его не выдержит весна!

1898-1899



* * *


Туда, где небо с океаном
Слились в неясную черту,
Туда, за дальние туманы,
Несу души моей мечту...

Но знаю, – к той черте неясной
Одной мечтой моей стремлюсь,
С небесной твердью чистой, ясной
Одной душой моей сольюсь...

Ах, если б ты, творец вселенной,
Над нами чудо совершил
И мощью гения нетленной –
Крылами смертных наделил!..

1898-1899



* * *


Весна несла свои дары,
Душа просилась на свободу,
Под зеленевшие шатры,
Разбив оковы, мчались воды.
Тогда свободный от сует,
Вдали от бездны зла земного,
Больной, изнеженный поэт
Услышал ласковое слово.
И долго в муках естества
Поэт хранил воспоминанье
О райских звуках божества,
Его призвавшего к молчанью.
И гордо песни льются вновь,
Полны неведомых созвучий,
И новый Бог его – Любовь –
Ему дарует стих могучий.
Но тайна вечно почиет
На звуках песни и сонета,
И сила новая живет
В твореньях юного поэта.

13 января 1899
С.-Петербург



* * *


Буду всегда я по-прежнему молод нетленной душою:
Пусть разрушается тело и страсти земные бушуют...
Дух молодой пролетит над пустыней бесплодных терзаний,
Все молодой, ясноокий, – и чуждый печальных страданий!

15 января 1899



* * *

Не называй ее небесной
И у земли не отнимай!


Ночь все темней и благовонней,
Все громче свищут соловьи,
Все бесконечней, многотонней
Журчат незримые струи...

За старой липой покрывало
Мелькнуло, скрылось... Вот опять...
И в лунном свете побежала
Тропою тень ее порхать...

В такую ночь успел узнать я,
При звуках ночи и весны,
Прекрасной женщины объятья
В лучах безжизненной луны.

23 января 1899
С-Петербург



* * *


Не презирайте, Бога ради,
Меня за мысли и мечты,
Когда найдете их тетради
И пожелтевшие цветы.

Когда умру, прошу вас, дети,
Сложить к безжизненной груди
Останки жизни грустной эти
И с ними в гроб меня снести.

Когда-нибудь мои потомки,
Сажая вешние цветы,
Найдут в земле костей обломки
И песен желтые листы.

23 января 1899
С.-Петербург



* * *


Все настоящее ничтожно,
Серо, как этот серый день,
И сердцу рваться невозможно
Схватить мелькающую тень.

А тени будущего горя
Блуждают вкруг меня, виясь,
И жизнь вокруг кипит, как море,
Из берегов своих стремясь.

Все настоящее ничтожно,
Сулит мне Зло грядущий день,
И я стремлюсь, когда возможно,
Ловить воспоминаний тень.

Воспоминанья жизни прежней,
Где вся душа моя цвела,
Где все немее, безнадежней
Встает грядущий призрак Зла!

26 января 1899
С.-Петербург



* * *


Ты хочешь знать мировоззренье,
Мятежных дней моих порыв?
Играй без тени сожаленья
На струнах лучших и святых!

Тогда любовь моя прорвется
И необузданной волной
В твой дух младенческий прольется,
Где прежде был один покой.

Сорвет в безжалостном стремленьи
Все бледноликие цветы,
Как ты рвала без сожаленья
Моих сердечных струн четы!

28 января 1899
С-Петербург



* * *


В минутном взрыве откровений,
В часы Твоей, моей весны,
Узнал я Твой блестящий гений
И дивных мыслей глубины.
Те благодатные порывы
Свободных дум о Божестве
Вздымали чувства переливы
В моем угасшем существе...
Я буду помнить те мгновенья,
Когда душа Твоя с моей
Слились в блаженном упоеньи
Случайно сплетшихся ветвей...

3 февраля 1899
С-Петербург



* * *


Поэт, тебе ли покарать
Пороки мира вековые?
Один – ты осужден страдать,
Тебя осмеивать – другие!

3 февраля 1899



ДЕЛЬВИГУ


Ты, Дельвиг, говоришь – минута вдохновенье,
Оно пройдет... А я тебе скажу:
Оно горит всю жизнь – и в упоеньи
Ловлю я день и мрак ночной бужу...

8 февраля 1899



* * *


Между страданьями земными
Одна земная благодать:
Живя заботами чужими,
Своих не видеть и не знать.

10 февраля 1899
С.-Петербург



* * *


Когда мы любим безотчетно
Черты нам милого лица,
Все недостатки мимолетны,
Его красотам нет конца.

10 февраля 1899
С-Петербург



* * *


О, презирать я вас не в силах,
Я проклинать и мстить готов!
Сегодня всех, когда-то милых,
Из сердца выброшу богов!

Но день пройдет, и в сердце снова
Ворвутся, не боясь угроз,
Слепые призраки былого,
Толпы вчера прошедших грез!..

21 февраля 1899
С-Петербург



ЭСКИЗ


Глаза младенчески открыты,
Душа туманна и чиста,
Но сколько ран, глубоко скрытых,
Наносят юные уста!

Услышишь звук, – не чуешь раны
И до разлуки усыплен...
А разлучишься, – из тумана
К тебе ползут со всех сторон!..

21 февраля 1899
С-Петербург



* * *


Всю ночь дышала злобой вьюга,
Сметая радость сердца прочь;
Моя желанная подруга,
Я чуял, гибла в эту ночь!
В тяжелом вихре сновидений
Ее душа сказала мне:
«Твой ясный дух, твой добрый гений
В далекой гибнет стороне!»
Я полетел на крыльях Рока...
В тоскливом мраке ветер выл,
Но путь к красавице далекой
Огонь сердечный озарил...
Я спас ее от злобной вьюги,
Крылами мощными укрыл,
Но близ покинутой подруги
Остался я, лишенный крыл...
С тех пор, бессильно пламенея,
Ночною вьюгой изнурен,
Слагаю гимны вместе с нею,
Одной Любовью вдохновлен!..

22 февраля 1899



СИРИН И АЛКОНОСТ

Птицы радости и печали


Густых кудрей откинув волны,
Закинув голову назад,
Бросает Сирин счастья полный,
Блаженств нездешних полный взгляд.
И, затаив в груди дыханье,
Перистый стан лучам открыв,
Вдыхает все благоуханье,
Весны неведомой прилив...
И нега мощного усилья
Слезой туманит блеск очей...
Вот, вот, сейчас распустит крылья
И улетит в снопах лучей!
Другая – вся печалью мощной
Истощена, изнурена...
Тоской вседневной и всенощной
Вся грудь высокая полна...
Напев звучит глубоким стоном,
В груди рыданье залегло,
И над ее ветвистым троном
Нависло черное крыло...
Вдали – багровые зарницы,
Небес померкла бирюза...
И с окровавленной ресницы
Катится тяжкая слеза...

23-25 февраля 1899
С.-Петербург



* * *


Мы были вместе, помню я...
Ночь волновалась, скрипка пела...
Ты в эти дни была моя,
Ты с каждым часом хорошела...

Сквозь тихое журчанье струй,
Сквозь тайну женственной улыбки
К устам просился поцелуй,
Просились в сердце звуки скрипки...

9 марта 1899



* * *


Спите, больные и духом мятежные,
Спите, вам дорог покой!
Ангел навеет рукой белоснежною
Сон золотой!
Каждую ночь над землею туманною
Ангелы веют крылом;
Небо покоит нас негой желанною –
Радостным сном!

Март-апрель 1899



* * *


Счастливая пора, дни юности мятежной!
Умчалась ты, и тихо я грущу;
На новый океан, сердитый и безбрежный,
Усталую ладью души моей спущу...
Ты мило мне, прошедшее родное,
Твоя печаль светла, а грусть твоя бледна...
Печаль и грусть в далекое былое
Ушли, душа усталая одна...
Не знаю, сколько бед сулит мне жизнь иная,
Не знаю, как широк сердитый океан...
Меня гнетет усталость роковая,
Глядится жизнь сквозь пасмурный туман...
И далее туман все необъятней,
Чем дальше рвусь, тем гуще мрак кругом.
О, наша жизнь, зачем ты непонятна!..
О, наша жизнь, ты вечно будешь сном!..

1 апреля 1899



* * *


Истомленный дыханьем весны,
Вдохновенья не в силах сдержать,
Распахнул я окно – с вышины
Над угасшею тенью рыдать...
Бедный голос средь ночи поет,
Будто прежняя милая тень
Встрепенулась, – и слезы несет,
И встречает угаснувший день!..
Кто-то шепчет под темным окном,
Чей-то образ из мрака восстал
И по воздуху реял крылом,
И певучим рыданьем дрожал...
      Я почуял – опять
      Суждено мне рыдать!
Для чего воскрешать сновиденья?
      Я захлопнул окно...
      Мне рыдать суждено
Над угасшею милою тенью!..

10-11 апреля 1899
С.-Петербург



* * *


Помните день безотрадный и серый,
Лист пожелтевший во мраке зачах...
Все мне: Любовь и Надежда и Вера
      В Ваших очах!

Помните лунную ночь голубую,
Шли мы, и песня звучала впотьмах...
Я схоронил эту песню живую
      В Ваших очах!

Помните счастье: давно отлетело
Грустное счастье на быстрых крылах...
Только и жило оно, и горело
      В Ваших очах!

21 апреля 1899
С-Петербург



* * *


Моя душа – страна волшебных дум,
Потух огонь – и думы отлетели,
Огонь горит – и с новой силой ум
Меня ведет к моей далекой цели...

22 апреля 1899



* * *


Порою мне любовь сулят
И нежно в очи мне глядят,

Порой грущу я одинок,
Как вихрем сорванный листок,

Но с прежних дней красавиц власть
Тревожит в бедном сердце страсть!..

24 апреля 1899



* * *


Взлетая к вышинам, орел покинул долы...
Там пажити внизу, и солнце их палит...
До слуха чуткого небесные глаголы
Доносит туч гряда, и он, внемля, парит...

28 апреля 1899



* * *


Усни, пока для новой жизни
Не воскресит тебя любовь,
И на моей печальной тризне
Тогда заплачешь горько вновь!

Твоим рыданиям внимая,
Мне будет сладко умирать...
И к новой жизни улетая,
С тобою буду я рыдать...

3 мая 1899



МОЛОДОСТЬ


Воспоминанье жизни сонной
Меня влечет под сень аллей,
Где ночи сумрак благовонный
Тревожит милый соловей...
Туда, где мы молились жарко,
Где милый профиль, серых глаз
Зарница, вспыхивая ярко,
Мне выдавала всякий раз...
Туда, где мы, в года былые,
Любили песни напевать
И эти песни молодые
Ночному небу поверять...
И нас тогда во мрак манило
Затем, что где-то в небесах
И на земле безмолвной жило
Блаженство в звездах и цветах,
А каждой вспыхнувшей зарнице
Могли про тайны говорить
И эти тайны – небылицы
Самим подслушать... и любить!

8 мая 1899
С.-Петербург



* * *


Стоит ли вечно томиться,
Можно ль о прошлом вздыхать,
Только б успеть насладиться,
Только бы страстью пылать!
Вечною юною страстью,
Пламенем жарким кипеть,
Верить мгновенному счастью,
И о былом не жалеть!
Все, что прошло, то прекрасно,
Снова ль вернется оно,
Нет ли, – не плачьте напрасно,
Сбудется, что суждено!..

11 мая 1899



* * *


Ты хочешь царствовать поныне,
Поэта дух воспламенять
и зноя полную пустыню
Росистой влагой освежать?
Но знай: все то, что в сердце было
Свежо, как вешние цветы,
Своей любовью иссушила
Младая дева красоты.
Ее язык – твои призывы,
Ее мечты – твои мечты,
Ее любовь – твои порывы,
И профиль твой – ее черты!..

14 мая 1899



* * *


Темнеет небо. Туч гряда,
Дождем пролившись, отлетела.
Высоко первая звезда
Зажглась, затеплилась, зардела...

Скажи мне, ночь, когда же вновь
Вернутся радостные муки?
Когда душа поймет любовь,
Свиданья счастье, гнет разлуки?

17 мая 1899



* * *


Гроза прошла, и ветка белых роз
      В окно мне дышит ароматом.
Еще трава полна прозрачных слез,
      И гром вдали гремит раскатом...

20 мая 1899



* * *


Блаженно ты, былое время,
Младые трепетные сны,
Когда слагалось с сердца бремя,
Звучали песни старины...

22 мая 1899



* * *


Милая дева! Когда мы про тайны мирские
Будем слагать песнопенья, то полные звуков и вздохов
Речи – в любовь перейдут... Прилетит и Амур легкокрылый,
Свяжет уста и зажжет на устах поцелуи.

24 мая 1899



* * *

Musa, mihi causas memora!
Publius Vergilius Maro*


Я помню вечер. Шли мы розно.
Тебе я сердце поверял,
На жарком небе туча – грозно
На нас дышала; ветер спал.

И с первым блеском молньи яркой,
С ударом первым громовым
Ты мне в любви призналась жаркой,
А я... упал к ногам твоим...

24 мая 1899

__________
*Муза, напомни мне причины!
Публий Вергилий Марон (лат.). – Ред.



* * *


Распаленная зноем июльская ночь...
Не смыкайтесь, усталые вежды мои!
Улетайте вы, сны, отлетайте вы прочь!
Наяву я пойму сновиденья любви!

В эту ночь беспредельную, дева моя,
Мое сердце больное тебе передам,
Где кипит без конца молодая струя,
Где порывы любви посвящались богам!

26 мая 1899



ПОСЛЕ ДОЖДЯ


Сирени бледные дождем к земле прибиты...
Замолкла песня соловья;
Немолчно говор слышится сердитый
Случайного ручья.

Природа ждет лучей обетованных:
Цветы поднимут влажный лик,
И вновь в моих садах благоуханных
Раздастся птичий крик.

1 июня 1899



* * *


Надежды трепетной моей,
Моей гармонии сердечной
Твоею страстью не развей
По этой дали бесконечной.

Когда я буду тосковать
И без гармонии терзаться,
Не будут звуки прилетать
И песнь надежды раздаваться...

3 июня 1899



ОТРЫВОК


Непонятною тоскою
Дышит ночь. Приди, мой друг!
Вот стезя: ночной порою
Мы войдем в волшебный круг!
Ночь темна и непонятна,
Все от нас сокрыто мглой,
Где чиста и благодатна
Говорит звезда с звездой.
Эти звезды, эти тайны
Не поймем до смерти мы,
К нам доносятся случайно
Звуки горней глубины.
Но волшебной ночью звездной
Мне, поэту, круг открыт,
И, паря над страшной бездной,
Слышу, что звезда твердит.

4 июня 1899



* * *


Мерцали звезды. Ночь курилась
Весной, цветами и травой.
Река бесшумная катилась,
Осеребренная луной.
Хотел я с этой ночью слиться,
Хотел в блаженстве без конца
Позволить счастьем насладиться
Душе сгорающей певца...
Но все, к чему стремился пламень
Моей души, – разбито вновь...
На дне речном я встретил камень
И схоронил свою любовь...
……………………………
Река – девица. Звезды – очи...
Она, как прежде, хороша...
Но лунный блеск холодной ночи –
Ее остывшая душа.

4 июня 1899



ПОЭТУ


Я встретил вновь тебя, поэт.
Твои стихи – живые грезы.
На твой чарующий привет
Несу восторженные слезы.
Кто знает, что в моих слезах?
Одни ль младые небылицы,
Иль запылавшие впотьмах
Ночные дальние зарницы?
Поэт, взгляни: в моих глазах
Зарниц ты видишь отраженье? –
То дух мой празднует в слезах
Твоей природы возрожденье.

8 июня 1899



* * *


Дитя! Твоим прозрачным словом
      Я окрылен.
Ко мне летят мечты о новом
      Со всех сторон.
Тоской неведомой, но сладкой
      Вся грудь полна,
А в душу просится украдкой
      Страстей волна,
Но с силой, прежде непонятной,
      Гоню я страсть,
И в сердце царствует невнятно
      Любови власть.

8 июня 1899



* * *


Я зол и слаб. Земное море
Я перешел своим умом...
Как прежде царствовало горе, –
Теперь царит в душе разгром...

Тоскуя по минувшей страсти,
По молодой весне добра,
Я жду иной, нездешней власти,
Иного, летнего утра...

Я зол и слаб. Ищу напрасно...
В надежде вяну, – злобно рвусь, –
Но рваться трудно... гасну, гасну
И быстро к смерти вниз качусь...

15 июня 1899



ЕЩЕ ВОСПОМИНАНИЕ


Опять я еду чистым полем,
Все та же бледная луна,
И грустно вспомнить поневоле
Былые счастья времена.
Как будто я влюблен и молод,
Как будто счастье вновь живет, –
И летней ночи влажный холод
Моей душе огонь дает.
Я еду. Звезды смотрят в очи...
Одна упала... пробудив
Многообразье неба ночи,
Угас серебряный извив...
………………………….
Опять я еду полем чистым,
Все те же звезды и луна...
Душа полна тоской лучистой,
Былым огнем на миг полна...

16 июня 1899



ДВЕ ДУШИ


...Напомнив призраки былого,
Она дала мне зреть сама
Изгибы сердца молодого,
Изгибы юного ума...

И эти нежные аккорды,
На вид слабее тростника,
Закалены, как сталь, и тверды, –
Сковала их небес рука...

Простря волшебную десницу,
Она сказала: «Раб, живи!»
И бьюсь, как пойманная птица,
В тенетах гения любви...

Мы, вместе далеки и близки,
Стоим, гордясь своей красой,
Как вековые обелиски,
Осеребренные луной...

Все та же гордость без примера,
И только разно смотрим вдаль:
Одна душа – живая вера, –
Другая – вечная печаль.

17 июня 1899



* * *


Когда я был ребенком, – лес ночной
Внушал мне страх; до боли я боялся
Ночных равнин, болот, одетых белой мглой,
Когда мой конь усталый спотыкался.
Теперь – прошло немного лет с тех пор,
И жизнь сломила дух; я пережил довольно;
Когда опять въезжаю в темный бор
Ночной порой, – мне радостно и больно.

18 июня 1899



* * *


Меня бессонница томила, –
Недуг безумный и глухой, –
Блаженство ночи в сад манило,
Где пахло скошенной травой.

23 июня 1899



НАКАНУНЕ ИВАНОВА ДНЯ


Накануне Иванова дня
Собирал я душистые травы,
И почуял, что нежит меня
Ароматом душевной отравы.
Я собрал полевые цветы
И росистые травы ночные
И на сон навеваю мечты,
И проходят они, голубые...
В тех мечтаньях ночных я узнал
Недалекую с милой разлуку,
И как будто во сне целовал
Я горячую нежную руку...
И катилися слезы мои,
Дорогая меня обнимала,
Я проснулся в слезах от любви
И почуял, как сердце стучало...
С этих пор не заманишь меня
Ароматом душевной отравы,
Не сберу я душистые травы
Накануне Иванова дня...

24 июня 1899
Иванов день



* * *

Автору «Князя Серебряного»


....................................................
Одиноко боярин подъехал к воде...
«Он-де царскому пиру помеха!..»
В эту ночь голубую русалки в пруде
Заливались серебряным смехом.
Подъезжает к пруду, – под нависшей листвой,
Над прозрачною тихой водою
Приютилась русалка – манит головой:
«Поиграй-ка, боярин, со мною!»
…………………………………..

Только утро забрезжило, – конь прибежал
И трясет головою сердито,
У боярского терема громко заржал
И колотит в ворота копытом:
«Прибежал я поведать жене молодой,
Чтобы мужа она хоронила,
Что его-де русалка порою ночной
Приласкала и в воду сманила...»
………………………………..

Июнь 1899



* * *


Люблю. Начертаны святые письмена,
И смело льется стих покорный...
В душе весну будит Ее весна,
Но ум сжимает диавол черный.
Люблю, сказало сердце, – ум молчит.
Душа позволит мне молиться,
Но, если ум устал или забыт, –
Любовь заставит ошибиться
И много зла принесть моим мечтам...
Вперед, вперед, чтоб ревность не родилась!
Пока в душе горит огнями храм,
Чтоб сердце Богу поклонилось!..

12 июля 1899



* * *


Молодая луна родилась
И плывет по ночному эфиру...
Молодая мечта понеслась
К незабытому светлому миру...

Я парю на крылах неземных,
Пролетаю над сонной рекою,
Пролетаю в туманах седых
И веду разговоры с душою...

12 июля 1899



* * *


И жизнь, и смерть, я знаю, мне равны.
Идет гроза, блестят вдали зарницы,
Чернеет ночь, – а песни старины,
По-прежнему, – немые небылицы.
Я знаю – лес ночной далеко вкруг меня
Простер задумчиво свои немые своды,
Нигде живой души, ни крова, ни огня, –
Одна безмолвная природа...
И что ж? Моя душа тогда лишь гимн поет;
Мне все равно, – раздвинет ли разбойник
Кустов вблизи угрюмый черный свод,
Иль с кладбища поднимется покойник
Бродить по деревням, нося с собою страх...
Моя душа вся тает в песнях дальных,
И я могу тогда прочесть в ночных звездах
Мою судьбу и повесть дней печальных...

14 июля 1899



* * *


Когда кончается тетрадь моих стихов,
И я их перечту, мне грустно. Сердце давит
Печаль прошедших дней, прошедших слез и снов,
Душа притворствует, лукавит
И говорит: «Вперед! Там счастье! Там покой!»
Но знаю я: ни счастья, ни покоя...
Покой – далек; а счастье – не со мной,
Со мной – лишь дни и холода и зноя;
Порой мне холод душу леденит,
И я молчу; порой же ветер знойный
Мне душу бедную дыханием палит,
И я зову – бессчастный – беспокойный...

15 июля 1899



* * *


Мою гармонию больную
Прими, у сердца схорони,
Напомни музыку святую,
Напомни мне былые дни.

О, знай, что я, певец былого,
С утра до ночи лишь Тебе
Слагаю гимны из благого
Назло изменчивой судьбе.

Моей гармонией нарушу,
Быть может, строй души твоей,
Но в песни я влагаю душу,
И ты поэта пожалей!

Твоя душа и жизни годы,
Быть может, сломятся скорей,
Мои ж под бурей-непогодой
Взлелеял я: они прочней.

Так дай же мне любить свободно,
Не отвергай и не гони!
Будь мне звездою путеводной
И оживи былые дни!

16 июля 1899



* * *


Готов ли ты на путь далекий,
      Добра певец?
Узрел ли ты в звезде высокой
      Красот венец?
Готов ли ты с прощальной песней
      Покинуть свет,
Лететь к звезде, что всех прелестней,
      На склоне лет?
Готовься в путь! Близка могила, –
      Спеши, поэт!
Земля мертва, земля уныла, –
      Вдали – рассвет.

18 июля 1899



* * *

Моей матери


Я – человек и мало Богу равен.
В моих стихах ты мощи не найдешь.
Напев их слаб и жизненно бесславен,
Ты новых мыслей в них не обретешь.
Их не согрел ни гений, ни искусство,
Они туманной, долгой чередой
Ведут меня без мысли и без чувства
К земной могиле, бедной и пустой.
О, если б мог я силой гениальной
Прозреть века, приблизить их к добру!..
Я не дал миру мысли идеальной,
Ни чувства доброго покорному перу...
Блажен поэт, добром проникновенный,
Что миру дал незыблемый завет
И мощью вечной, мощью дерзновенной
Увел толпы в пылающий рассвет!

18 июля 1899



* * *


Мне в душу просится былое...
Гоню насмешливый призрáк,
Но он напомнил мне благое
И подал сердцу счастья знак...

В уме теснятся сновиденья, –
Далеких дней моих венец,
Ужель вернулось вдохновенье, –
И счастье близко наконец?!..

23 июля 1899



* * *


Прощались мы в аллее дальной,
Лежала вкруг широко тень,
На миг улыбкою прощальной
Осенний озарился день,

И вышло солнце. Все, казалось,
Объято ласкою Творца,
Природа мощно наслаждалась
Лучами солнца – без конца,

Но ветер хладный, тучи хмуря,
Сокрыл лучи, нагнал теней,
И нам понятна стала буря –
Последний миг блаженных дней.

24 июля 1899



МЭРИ, ПИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ


Ты отличишь ее на пире:
Сидит задумчива она,
И взор витает в ясном мире,
В далеком царстве грез и сна.
Когда вокруг вино струится,
Звенят бокалы, хохот, шум...
Какая в ней мечта таится,
Каких полна незримых дум?..
А если вступит в разговоры
И голос нежный прозвучит,
Смолкают ветреные хоры,
И пир завистливо молчит...
Когда же песню начинает,
Ее напев смущает пир,
И голос грустный отлетает
В далекий, совершенный мир.
Младую Мэри – не впервые
Чумы печалит тяжкий гнет...
Бросает кудри золотые,
Тихонько плачет и поет.

24 июля 1899



* * *

Почиют в глубине сердечной
Все злые помыслы и сны,
Полны любви мы бесконечной,
Любовью к Богу мы полны...
Гете. Фауст (перев. Фета)


Настал желанный час. Природа,
Из рук властителя Творца,
Зажгла ночные неба своды
Сверканьем звездным – без конца.
Так прихотливо и прекрасно
Засыпав небо серебром,
Творец поставил светоч ясный
На стражу в блеске мировом,
И выплыл месяц. Нивы, долы,
Равнины, горы и леса
Внимают вещие глаголы
И, молча, славят небеса.
В молчаньи гробовом природа,
Но чутко дремлет – до утра...
Вы, усыпленные народы,
Тогда лишь жаждете добра!
Что ж! Пробудилась ваша совесть?
Кто знает, много ль в эту ночь
С тоскою вспомнит жизни повесть
И сновиденья гонит прочь...
Природа ночи дух подъемлет...
Терзают вас творенья зла,
Пока добро спокойно дремлет,
И ночь глубокая светла!
Покойтесь, добрые! вы, злые,
Всю ночь очей вам не сомкнуть!
Пусть ваши язвы роковые
Вам не дадут на миг вздохнуть!
Тогда лишь снидет мир глубокий
На ваши помыслы и сны,
Когда поймете мир далекий
Блаженной жизненной весны!
Когда такая ночь, как эта,
Пробудит в вас довольно сил
Не бить каменьями поэта,
Который вас добру учил!

25 июля 1899



* * *

Εἴϑε γενοίμην οὑρανὸς ώς πολλοῖς
ὄμμασιν εἴς σέ βλέπω.*


Сомкни уста. Твой голос полн
Страстей без имени и слова.
Нарушишь гимн воздушных волн,
Стремящих вверх, к стопам Святого.
Пускай в безмолвных небесах,
Как факел, издали сияет
Огонь огней в твоих очах
И звезды ночи вопрошает.
А я, ничтожный смертный прах,
У ног твоих смятенно буду
Искать в глубоких небесах
Христа, учителя Иуды.

26 июля 1899

__________
*О, если бы я был небом, чтобы
смотреть на тебя многими очами!
(греч.). – Ред.



ПЕРЕД ГРОЗОЙ


Закат горел в последний раз.
Светило дня спустилось в тучи,
И их края в прощальный час
Горели пламенем могучим.

А там, в неведомой дали,
Где небо мрачно и зловеще,
Немые грозы с вихрем шли,
Блестя порой зеницей вещей.

Земля немела и ждала,
Прошло глухое рокотанье,
И по деревьям пронесла
Гроза невольное дрожанье.

Казалось, мир – добыча гроз,
Зеницы вскрылись огневые,
И ветер ночи к нам донес
Впервые – слезы грозовые.

31 июля 1899



* * *

La virginella è simile alla roza.*


Она прекрасна, – нет сомненья,
Но я не вижу тех огней,
Горевших прежде искушеньем
В глазах красавицы моей.

Безмолвна, холодно-сурова,
Она не может выражать
Живых страстей живое слово, –
Порывов жизни благодать.

Но знаю милое притворство:
Когда Амур вернется к ней,
Надменность сменится покорством,
И страсти будут горячей.

1 августа 1899

__________
*Девушка подобна розе (итал.). – Ред.



* * *


Сомненья нет: мои печали,
Моя тоска о прошлых днях
Душе покой глубокий дали,
Отняв крыла широкий взмах.
Моим страстям, моим забвеньям,
Быть может, близится конец,
Но буду вечно с упоеньем
Ловить счастливых дней венец.
Влачась по пажитям и долам,
Не в силах смятых крыл поднять,
Внимать божественным глаголам,
Глаголы Бога повторять.
И, может быть, придет мгновенье,
Когда крыла широкий взмах
Вернет былое вдохновенье –
Мою тоску о прошлых днях.

1 августа 1899



* * *


Природы вечера могучей
В окно струится аромат;
Я фисгармонии певучей
Докучный стон оставить рад;
Спешу в забытый угол сада,
Где сосен строгая гряда
Склонила ветви за ограду
Над чистым зеркалом пруда;
Предаться милому забвенью,
Призвать мечты прошедших снов...
А там подскажет вдохновенье
Созвучья песен и стихов!..

3 августа 1899



ЧЕРНАЯ ДЕВА

Северное преданье


В дальних северных туманах
Есть угрюмая скала.
На безбрежных океанах
Чудный лик свой вознесла.

Тех утесов очертанье
Бедный северный народ,
По глубокому преданью,
Черной Девою зовет.

В час, когда средь океана
Нет спасенья, все во мгле, –
Вдруг пловец из-за тумана
Видит Деву на скале...

Он молитву ей возносит...
Если Дева смягчена,
То корабль к земле приносит
Ей послушная волна...

4 августа 1899



* * *


Темна и сумрачна была
Июля ночь. Я ждал свиданья.
Аллея длинная вела
Туда, к ее благоуханью...
Я долго ждал. Уже заря
Покрыла неба половину,
И, ярким пламенем горя,
Проснулись сонные вершины,
И в первых солнечных лучах
Нашел я прах далекой грезы:
Полуувядшую впотьмах
Благоухающую розу, –
Залог обманутой мечты...
Я сохранил цветок пахучий
И, вспомнив милые черты,
Целую ныне прах летучий...

4 августа 1899



* * *


Тяжелый занавес упал.
Толпа пронзительно кричала,
А я, униженный, молчал
Затем, что ты рукоплескала.

И этот вычурный актер
Послал тебе привет нежданный,
И бросил дерзкий, жадный взор
К твоим плечам благоуханным!

Но нет! довольно! Боже мой!
Устал я ревностью терзаться! –
Накинь личину! Смейся! Пой!
Ты, сердце, можешь разорваться!

9 августа 1899
С. Трубицыно



ЖИЗНЬ


Мы рождены; вдыхаем жадно
Природы мощные дары;
Нам мнится, – дышит беспощадно
Жизнь, занесенная в миры.
Что наша жизнь? Порыв нежданный?
Случайный плод ее Творца?
Дитя миров благоуханных,
Обломок вышнего венца?
О, нет! Горящей жизни меру
Не нам познать и разгадать.
Она достойна лучшей веры,
На нас Творца ее печать.
Уходят годы в бесконечность, –
Дарует новые Творец.
Всегда, везде – живая вечность, –
Одно начало и конец.

11 августа 1899



НАКАНУНЕ ХХ ВЕКА


Влачим мы дни свои уныло,
Волнений далеки чужих;
От нас сокрыто, нам не мило,
Что вечно радует других...
Влачим мы дни свои без веры,
Судьба устала нас карать...
И наша жизнь тяжка без меры,
И тяжко будет умирать...
Так век, умчавшись беспощадно,
Встречая новый строй веков,
Бросает им загадкой хладной
Живых, безумных мертвецов...

11 августа 1899



* * *


Мои печальные порывы,
Мои бесплодные мечты
Тебя настроили тоскливо,
И стала мне враждебна ты.
Что делать! Лучше я не в силах
Тебе, прекрасной, толковать
О преждевременных могилах,
Где тайна – вечная печать.
Но в сердце бедного поэта
Вскипает страстью горяча,
Прекрасным обликом согрета,
Струя незримого ключа.
Твоя душа ее не чует,
В тебе все – молодость и свет,
Пока безумствует, тоскует
Тобой непонятый поэт.

12-13 августа 1899



* * *


Как душно мне! Открой окно...
Дитя, ты также нездорова?
Искать обоим суждено
Потоки воздуха ночного!..
Смотри: ты вся изнемогла...
Дитя, мне душно... Что со мною?!..
Взгляни: звезда моя пошла
Искать... дышать... как мы с тобою...
Ты плачешь?.. я с тобой... прости!
Дитя, томишься ты бесплодно?..
О, Боже!.. ночь бы провести,
Один бы раз вздохнуть свободно!..
О, дай дышать!.. Изнемогла
И ты... Дай руку... жми сильнее...
Смотри: звезда моя ушла!!..
Мне душно, душно!......
……………………..

16 августа 1899



* * *

Отчего я и сам все грустней
И болезненней день ото дня?..
Романс


Отчего я задумчив хожу,
Отчего по ночам в тишине
Лихорадочно дум не бужу,
Отчего я не плачу во сне?..
Одинокому дорог покой,
Но еще бесконечно милей
Мимолетная ласка порой,
Мимолетная дума о ней...
Все о ней бы теперь вспоминать,
Одинокие дни украшать,
Бесконечному волю давать
И гадать бы о милой, гадать...
Отчего я задумчив и нем...
Отчего мои песни больны...
Отвечай, отвечай мне, зачем
Эти вечно-тоскливые сны?..

19 августа 1899



* * *


Глухая полночь. Цепененье
На душу сонную легло.
Напрасно жажду вдохновенья, –
Не бьется мертвое крыло.

Кругом глубокий мрак. Я плачу,
Зову мои родные сны,
Слагаю песни наудачу, –
Но песни бледны и больны.

О, в эти тяжкие мгновенья
Я вижу, что мне жизнь сулит,
Что крыл грядущее биенье –
Печаль, – не песни породит.

20 августа 1899



КОШМАР


Я проснулся внезапно в ночной тишине,
И душа испугалась молчания ночи.
Я увидел на темной стене
      Чьи-то скорбные очи.

Без конца на пустой и безмолвной стене
Эти полные скорби и ужаса очи
Все мерещатся мне в тишине
      Леденеющей ночи.

24 августа 1899



* * *

Вы, бедные, нагие несчастливцы.
Лир


О, как безумно за окном
Ревет, бушует буря злая,
Несутся тучи, льют дождем,
И ветер воет, замирая!
Ужасна ночь! В такую ночь
Мне жаль людей, лишенных крова,
И сожаленье гонит прочь –
В объятья холода сырого!..
Бороться с мраком и дождем,
Страдальцев участь разделяя...
О, как безумно за окном
Бушует ветер, изнывая!

24 августа 1899



* * *

Посв(ящается) ***


Я говорил при вас с тоской;
Случайно вам, – такой красивой,
Такой изящной и простой –
Открыл души изгиб нелживый.
Но знайте: правду различить
Во мне не вам, душа простая...
Моей души незримой нить
Не вам схватить, перерывая...
И я не слаб. Мгновенье чар, –
Одно мгновенье мне лишь надо, –
И сердца вашего пожар
Разрушит крепкую ограду...
Я вас щажу пока, дитя,
Но вижу, близится мгновенье,
Когда падете, не шутя,
К моим ногам – для упоенья...

24 августа 1899
Шахматово



* * *


Плоды неизведанной страсти,
Плоды безотрадных годов
Терзают мне душу на части,
Трепещут желанием слов...
О, эти желанные речи
В душе берегу молодой
До первого друга, до встречи
С какой-то небесной душой...
А может быть, верного друга
Минутная страсть заменит,
Придет дуновение юга, –
В созвучья душа отлетит...
И в этих созвучиях дальних
Услышу я голос былой
Волнений, терзаний печальных
Безумной души молодой...

2 сентября 1899
Петербург



* * *


Молчу и сумрачно гляжу
На берег дальный. Сердцу мнится,
Что, только мысль освобожу, –
Она опять поработится...
Опять откроется окно,
И ночь опять пахнет прохладой...
Былое вновь воскрешено
С его отравой и отрадой...
Как этих тусклых фонарей
Нева удвоила мерцанье, –
Так стон мелодии моей
Несет вдвойне воспоминанья...
Святые песни прежних лет
Аккордом, счастие дарившим,
Тогда лились, – и я, поэт,
Дышал грядущим, – не погибшим!..

12 сентября 1899



* * *

И влекла меня жажда безумная,
Жажда жизни вперед и вперед...
Некрасов


Мы устали. Довольно. Вперед и вперед
Неустанно влекла нас природа...
Мы вернулись назад: чуть покинув восход,
Мы опять под лучами восхода...
Весь-то жизненный путь мы прошли до конца, –
И концом оказалось начало...
Но покинуло нас иждивенье Творца,
Что когда-то наш путь украшало...
Вот он, прежний восход! Но холодным огнем
Он не тронет нам души, как прежде...
Мы устали. Напрасно мы отдыха ждем, –
Не поверим мы больше надежде...

14 сентября 1899



* * *

Смейся, паяц, но плакать не смей!


Я опять на подмостках. Мерцают опять
Одинокие рампы огни.
Мне придется сейчас хохотать...
А на сердце-то стоны одни!
Что же делать! Толпа мне отсюда видна, –
Затаивши дыхание, ждет...
А у рампы она – смущена
И, наверное, Бога зовет!
Тише! Дрогнуло что-то... Как сердце стучит!..
О, проклятое сердце, не плачь!..
Чей-то голос над ухом звучит...
Сам себе я судья и палач!!..
……………………………
Я очнулся. Толпа рукоплещет, зовет...
Я не вижу тревожных огней!
А она мне венок подает
Из лавровых ветвей...

15 сентября 1899



* * *


Народилась волна, –
Ударяет о берег скалистый.
Все, чем дышит она, –
Дух прозрачный и чистый.

Ночью бурною вал
Налетел на волну молодую
И нещадно терзал
Ее душу живую...

Оттого так бледна,
И, прозрачного полная горя,
Тихо шепчет волна:
– Унеси меня, темное море...

18 сентября 1899



* * *


Ты просишь ответа на страшный вопрос:
Живут ли в душе моей речи,
Что жили когда-то, – но ветер разнес
Слова – до неведомой встречи...
О, если ты просишь, корóток ответ:
Ты, милая, все воскресила,
О чем тосковал безнадежно поэт,
Чему его жизнь научила...
Я снова тоскую, безумствую вновь,
И горько мне прежнее горе...
А сердце, в котором сияла любовь,
В холодное брошено море...
О, если ты просишь, корóток ответ:
Я в жизни моей не разрушу
Иллюзию милых и легких побед,
Упавших на страстную душу...
Ты просишь ответа на страшный вопрос!
Я жду неизведанной встречи
С далекой и милой – чьи песни унес
Полуночный ветер – далече!..

20 сентября 1899



* * *


Какой-то вышний серафим
Принес мне чудных звуков море.
Когда я был везде гоним, –
Я шел к нему – поведать горе;
А он речам моим внимал,
Моим словам он вторил страстно,
И этим мне познать давал,
Что в мире зло и что прекрасно.
Моя душа жила тогда, –
Тогда я молод был, – а ныне
Годов умчалась череда, –
Повсюду мертвая пустыня...

23 сентября 1899



* * *


Много хотел я с тобой говорить, –
Только уж лучше молчанье хранить.

Если бы только начать мой рассказ, –
Ты бы заплакала, верно, не раз...

Очень уж грустно текли мои дни,
Слишком уж полны безумий они...

Только одно я не в силах скрывать,
Лишь об одном я не стану молчать;

Так это просто и страшно звучит,
Что поневоле душа заболит:

Только и счастья, блаженства и сил
В той, что когда-то я страстно любил...

Если же слово теперь, хоть одно, –
Снова страдать мне навек суждено!..

25 сентября 1899



* * *


Ты не научишь меня проклинать,
Сколько ни трать свои силы!
Сердце по-прежнему будет рыдать
У одинокой могилы...

О, не грусти: бесполезен твой труд.
Сколько ни бейся ревниво:
Сонмы веков поколенья сотрут, –
Сердце останется живо!

Бездна – душа моя; сердце твое
Скроется в этой пустыне...
К вольному миру стремленье мое...
Мир близ тебя лишь, богиня!

1 октября 1899



«ПОГОНЯ ЗА СЧАСТЬЕМ»

(Рош-Гросс)


Отвека люди служат Богу,
Тому, кого незримый гнет
К Его небесному чертогу
Тягчит земной души полет.
Тому, кто сеет злое семя
Промежду семени добра,
Чей путь – объемлющее время,
Обитель – дальняя гора.
Идут века, – но поколенья
Стремятся к горному хребту
И ловят с криком опьяненья
Его одежды на лету.
Вершины редко достигают
И гибнут, гибнут – каждый миг,
А, кто достигнет, – умирает, –
Но смерть его – победный клик!

7 октября 1899



* * *


Не презирай воспоминаний, –
Они украсят дней чреду;
Покой от будущих страданий
Я в старой памяти найду.
И я их понял, им поверил,
И часто в сумраке ночном
Я сам с собою лицемерил,
Лелеял то, что было сном...
Увы! Душа презреть не в силах
И чует в песнях старины
Страстей минувших, вечно милых
Былые призраки и сны.

13 октября 1899



* * *


Мне странно. Столько долгих лет
Прошло тоскливо и печально;
Казалось, их безумный след
Навек умчит призыв прощальный.
Прошли года, – душа опять
Влачится к юности далекой,
Стремится страстно тосковать
О той поэзии глубокой,
О тех ночах, о тех страстях,
Где было горе и блаженство,
О тех туманных облаках,
Где я провидел совершенство.

13 октября 1899



* * *


Помню далекое светлое лето:
Ангел ли с неба явился, –
Только с безумством, достойным поэта,
Только со страстью, достойной ответа,
Я обожал и молился...

Ночью безгласной лелеял мечтанья,
Звезды смотрели мне в очи, –
Только я сердцем почуял страданья,
Жаждал, искал, добивался свиданья
В шепоте девственной ночи...

Все это было безумными снами,
Сказкой мучительно лживой;
Дни миновали, – и с новыми днями
Молча явился и стал между нами
Призрак немой и тоскливый...

21 октября 1899



* * *


Мне страшно. Чую приближенье
Минут, когда нельзя мечтать,
Когда желанья и стремленья
Душа не может различать.

Когда, поправ законы чести,
Почуяв чей-то робкий гнет,
Душа стремится к жалкой мести,
А ум, сознав, не сознает.

Когда, прельстившись блеском злата,
Питают в сердце смерти страх,
И проклинают все, что свято,
И поздно каются в слезах.

23 октября 1899



* * *


Ты, вечно юная! О, нет!
Ты не жалеешь о потере...
Когда б ты знать могла: поэт
Опять, как встарь, у этой двери...
Когда б ты знала, сколько грез
Мне воскресили те ступени,
Где после милых, жарких гроз
Перед тобой склонял колени...
О, я опять у тех дверей!
Я жду... Одно прикосновенье
К твоей руке, к груди твоей, –
Вернется счастье, вдохновенье!
Но тьма кругом. Напрасен зов...
Умру, склонившись на ступени,
Где так давно, рыдать готов,
Перед тобой склонял колени!..

24 октября 1899



* * *


Бесцельный путь синеет предо мной,
Далекий путь, потоками изрытый,
А дальше – мрак; и в этом мраке скрытый,
Парит судеб Вершитель роковой...

Октябрь (?) 1899



СТАРЫЕ ПИСЬМА


Вот они, грустные, полные страсти
Или любви без границ
Письма... Она их писала без счастья... –
Капали слезы с ресниц...
Так и дрожат на страницах забытых,
В этих поблекших листах
Слезы немые, – без счастья пролиты, –
Горе я видел в очах...
Вот они, грустные, полные страсти, –
Дней пережитых печать.
Что мне былое? Отблески счастья,
Отзвук погибшей неведомой власти?
Разве я стану молчать?

1 ноября 1899



ПЕСНЯ ЗА СТЕНОЙ


О, наконец! Былой тревоге
Отдаться мыслью и душой!
Вздыхать у милой на пороге
И слушать песню за стеной...
Но в этой песне одинокой,
Что звонко плачет за стеной,
Один мучительный, глубокий
Тоскливый призрак молодой...
О, кто ужасному поверит
И кто услышит стон живой,
Когда душа внимает, верит, –
А песня смолкла за стеной!..

9 ноября 1899



* * *


Когда докучливые стоны
Моей души услышишь ты,
Храни стыдливости законы
В благоуханьи красоты.
Не забывай, что беспощадно,
За каждый жалости порыв,
Тебе отплатят местью жадной,
Твое прошедшее забыв...
Ты недостойна оправданья,
Когда за глупую мечту,
За миг короткий состраданья
Приносишь в жертву красоту.

10 ноября 1899



* * *


Ты много жил. Негодованье
В своей душе взлелеял ты.
Теперь отдайся на прощанье
Бессмертью чистой красоты.

Увенчан трепетом любимым,
Отдай источник сил твоих
Иным богам неумолимым
Для новых сеяний живых.

А сам, уверенно бесстрастный,
Направь к могиле верной путь,
И – негодующий напрасно –
Умри, воскресни и забудь.

23 ноября 1899



* * *


Устал я. Смерть близка. К порогу
Ползет и крадется, как зверь,
И растворяет понемногу
Мою незамкнутую дверь.
Она меня настигнет ночью,
Подаст мне пробужденья знак,
И мне представится воочью
Ее бледнеющий призрáк.
Тогда расстанусь с этим миром,
А может быть, вернусь опять, –
И в новом теле с духом сирым
Пойду бесцельно трепетать:
Опять испытывать утраты, –
И озлобленья слезы лить
Над всем, что дорого и свято,
И всем, что хочется любить...
К чему? Никто не даст ответа.
Душевный мир – богам кадить...
Но этот мир душа поэта
Не может больше выносить!

29 ноября 1899



* * *


Как всякий год, ночной порою,
Под осень, в блеске красоты,
Моя звезда владеет мною, –
Так ныне мне восходишь Ты.

13 декабря 1899



* * *


Давно мы встретились с тобою, –
То было летом. Ночи зной
Манил в аллеи за собою
И звал любить и жить с тобой...
С тех пор прошли года. Забыты
Мгновенья страсти. Чудный свет,
Где мы цвели, далек, – и смыты
Воспоминанья юных лет.
Теперь зима. Дыханье юга
От нас сокрыто хладной мглой,
Но ты, далеких дней подруга,
Манишь, как прежде, за собой...
Возьми меня опять с собою,
Верни утраченное мной
И верь, я буду жить тобою
И умирать с тобой одной!..

19 декабря 1899



* * *


Как сон молитвенно-бесстрастный,
На душу грешную сошла;
И веют чистым и прекрасным
Ее прозрачные крыла.

Но грех, принявший отраженье,
В среде самих прозрачных крыл
Какой-то призрак искушенья
Греховным помыслам открыл.

25 декабря 1899



* * *


Когда с безжалостным страданьем
В окно глядит угрюмый день,
В душе проходит тоскованьем
Прошедших дней младая тень.

Душа болит бесплодной думой,
И давит, душит мыслей гнет:
Назавтра новый день угрюмый
Еще безрадостней придет.

26 декабря 1899



* * *


Где ты паришь теперь,
О, девственная тень...
Мне жаль тебя, поверь,
Мой лучезарный день!..

О чем вздыхал тогда,
О чем мечтал я так,
Что лучшие года
Умчались, как призрáк?..

О, девственная тень,
Открой свою мне дверь!..
О, лучезарный день,
Мне жаль тебя теперь!..

27 декабря 1899